Главная » 2013 » Февраль » 18 » В очередь на кладбище? – Сразу после рождения

Разделы новостей


В очередь на кладбище? – Сразу после рождения
18:46

Новая задумка российской власти – частные кладбища и уход в мир иной в порядке очерёдности.

Чиновники кивают в сторону Европы, забывая, видимо, что многие прогрессивные идеи в нашей стране на практике доводятся до абсурда. Стоит только взглянуть на медицину, где вслед за частными клиниками прейскуранты развесили в бесплатных, или ЖКХ – где создание УК превратилось в распил коммунальных денег. Теперь государство взялось наводить "порядок" на том свете. Как покойников "разложат по полочкам", попыталось разобраться "Уралинформбюро".

Почём билет на тот свет

Проект изменений в федеральный закон "О погребении и похоронном деле" обрисовал россиянам перспективу смерти "с поправками". Основные позиции – частные кладбища и повторное использование мест погребения. И пугающая формулировка – "хоронить в порядке очередности". Теплое местечко в мире мёртвых будет обеспечено власть и рубль имущим - тела тех, у кого за душой ни копейки, найдут последнее пристанище где придётся. Представители похоронной братии разбились на два лагеря: держатели муниципальных погостов считают законопроект сырым, хотя поддерживают отдельные его положения, частники ждут не дождутся ответить предложением на вечный кладбищенский спрос.

Инициатором законопроекта выступила Федеральная антимонопольная служба. Цель вроде благая – навести порядок на похоронном рынке за счет культивирования здоровой конкуренции. Вакханалия там началась после того, как в 2002 году отменили лицензирование, и за "мертвыми" деньгами потянулись все кому не лень. Как рассказал "Уралинформбюро" представитель УФАС по Свердловской области Юрий Смирнов, в антимонопольное ведомство тут же посыпались жалобы – "нас-де прижимают, не пускают". Не секрет, что похоронная отрасль – криминальный денежный рынок, и конкуренция там огромная. По мнению Ю.Смирнова, появление частных кладбищ упорядочит этот сектор: у них будет свой контингент (с повышенными требованиями) - с муниципальными им делить будет нечего.

Суть передачи кладбищ в частные руки в том, что места захоронения будут отдавать в аренду на 49 лет (без права передачи в субаренду и перепрофилирования этих земель). Коммерсанты смогут устроить там нечто наподобие рая и распродавать места по рыночной цене. Богатым семьям обещают целые родовые усыпальницы. Власти утешают, что останутся и кладбища для бедных, куда можно попасть в порядке, так сказать, "живой очереди". В законе прописана еще одна вещь: если коммерческие "смотрители" кладбищ вдруг окажутся несостоятельными – погосты свесят на муниципалитеты, которые сейчас едва справляются и с тем, что есть. 

Как рассказал "Уралинформбюро" председатель совета НП "Объединение похоронных организаций Урала", замдиректора ЕМУП "Комбинат спецобслуживания" Дмитрий Хазов, в 2012 году по итогам муниципального конкурса им было отведено на содержание кладбищ 10 миллионов казенных рублей. Еще 20 миллионов пришлось добавлять самим за счет заработанных средств. "В новом же законе прописано, что тот, кто занимается уборкой кладбищ, будет отлучен от организации похорон – как тогда зарабатывать деньги, если муниципалитет эти расходы не потянет", - задается вопросом Д.Хазов. Если разведут две этих услуги, то на муниципальных погостах настанет разруха. Уже сейчас в ряде городов области финансы на "мертвые" земли вообще не идут.

К примеру, в том же Асбесте кладбище еще в 70-х годах передали на баланс местного комбината, за эти годы оно пришло в запустение, единственный въезд на погост был завален валунами. Люди писали жалобы губернатору, прокурору… В итоге за дело взялась местная Общественная палата, проезд освободили, и теперь наводят порядок силами добровольцев.

Что касается Екатеринбурга, здесь насчитывается 24 муниципальных кладбища. На рынке ритуальных услуг сейчас развернулись 42 коммерческие структуры. По словам Д.Хазова, только 5-6 из них имеют собственную материальную базу: какие-то строения, автотранспорт, не говоря уж об официально трудоустроенном коллективе. Основная же масса – недобросовестные агенты, которые делают деньги на человеческом горе. Они наладили оперативный обмен информацией с полицейскими и медиками – и первыми получают "звонок от покойника". Предприимчивые посредники буквально дежурят у порога умирающих. Родные еще не успевают закрыть глаза ушедшему в мир иной, как им уже предлагается полный комплекс ритуальных услуг по сходной цене. Смерть близкого – не та ситуация, где будешь торговаться, а загодя заниматься изучением ценовой ситуации и мысли не возникнет… А теперь частным лавочкам на "загробном рынке" еще хотят выделить "поле" для более масштабной работы.

Законодатели подкрепляют свои доводы европейским опытом, к примеру, в Германии первое частное кладбище появилось в 2003 году, когда было либерализовано похоронное законодательство. Однако там прежде успели навести порядок на улицах… Никто не спорит: если добросовестный предприниматель возьмется за дело, из этого и в России выйдет толк. Но проблема в том, что у нас на одного порядочного бизнесмена – 10 сомнительных дельцов. В результате есть опасность, что из похоронных земель будут выжимать деньги, а после скидывать на плечи муниципалитета. Госпогосты, которые лишатся возможности зарабатывать на допуслугах, придут в запустение, и в итоге частники их попросту задушат. Если браться за кладбищенское дело с умом, то нужны колоссальные вложения. По словам Д.Хазова, чтобы привести в порядок 10 гектаров земель (включая дороги, ограждения, освещение) - нужно 30-35 миллионов рублей, не говоря уже о постоянном их содержании. И вполне естественно, что предприниматель постарается максимально быстро отбить вложенные деньги.

К тому же в России еще никто не отменял коррупцию. И при равном праве умереть лучшие места сейчас получают те, у кого есть деньги. С приходом частников в разы увеличатся масштабы кладбищенских спекуляций. Уже на данный момент надо больше 100 тысяч рублей, чтобы нормально упокоить человека, возмущается председатель Совета старейшин духовного управления мусульман Свердловской области Раис Нуриманов. "С открытием частных кладбищ вообще будет вакханалия. Мы не доросли до этого", - считает он. С ним согласна и зампредседателя Общественной палаты Екатеринбурга Эльвира Гончаренко: "Не может быть и речи о создании частных компаний в похоронном деле... Вся их коммерческая деятельность будет тайной за семью печатями… Принятие нового закона приведет к тому, что ситуация будет как с садиками: родился и сразу встал в очередь на кладбище".

"Мёртвый" контроль

Словарь русских пословиц давно пополнило утверждение, что строгость законов в России компенсируется необязательностью их исполнения. А тут и вовсе решили отпустить вожжи. Контроль в похоронном бизнесе предполагается возложить на саморегулируемые организации. Что это за зверь, мы поняли (вернее, так и не поняли) на примере строительных СРО, эффекта от создания которых никто пока не заметил. Как гласит закон, для появления похоронной СРО потребуется буквально четыре бумажки – протокол, подтверждающий создание организации, положение о контрольном органе, внутренний регламент и документ, подтверждающий, что участники СРО "в курсе событий". По сути для выполнения этой миссии требуется "полтора землекопа" - и собирай деньги. Причём предполагается, что региональные СРО должны вступить во всероссийскую – то есть собранными на местах взносами придется делиться с Москвой. Идея СРО в том, чтобы обеспечивать контроль, учёт участников рынка и гарантии в случае, если кто-то нарушит обязательства. По сути они берут на себя добровольные функции по наведению порядка. Говорить о том, что к ним будут применяться какие-то особые меры воздействия со стороны надзорных органов, не приходится, подчеркивает председатель комиссии по проблемам безопасности и взаимодействию с системой судебно-правоохранительных органов Общественной палаты Свердловской области Владимир Винницкий.

Объединение похоронных организаций Урала, куда входит 36 структур, в том числе Челябинска, Перми, Тюмени, не видит особой пользы в системе СРО. В лучшем случае они создадут некую систему управления в территориях, но взять под контроль недобросовестных участников рынка не смогут. Между тем к организации кладбищ есть очень серьезные санитарные требования – учитывается глубина могилы, прохождение грунтовых вод. Если все это будет нарушаться – грозят, бог знает, какие инфекции. Однако, как парируют коммерческие структуры, и сейчас никакого контроля за этим нет – тот же Роспотребнадзор не заглядывает на погосты и не замеряет параметры могильных ям. Держатели муниципальных кладбищ апеллируют к тому, что сейчас они хоть перед кем-то ответственны, к тому же детально разбираются в этих вопросах.

Полежал на кладбище? Уступи другому!

Помимо финансового вопроса, законопроект поставил ребром другой – более глубокий и неоднозначный – этический. Предлагается использовать места на погосте повторно по истечении 25 лет со дня погребения, если за могилой никто не ухаживает или получено согласие на это родных. Держатели кладбищ единодушны в своем рациональном подходе. По словам Д.Хазова, сейчас на екатеринбургских кладбищах 40-45% бесхозных могил, где-то уже даже холмик можно различить с трудом. О части из них никто никогда не вспомнит – останки можно перезахоронить, освободив место, ведь земли под новые кладбища в городе не выделяются, а покойников прибавляется. Д.Хазов привел в пример Тольятти, где на уровне города был принят закон, что через 4 года, после того как будет замечена бесхозная могила, предоставляется право перезахоронения, если не будут найдены родственники. За пять лет действия такой практики объявился только один человек, который не нашел на положенном месте памятника своего близкого. Сошлись на том, что выбили гравировку на установленном там монументе.

Однако такой подход вызвал бурю общественного возмущения. Многие сочли это ничем иным, как осквернение могил. В один голос воспротивились и представители религиозных организаций. "Тасуют людей, как карты… Покойников нельзя тревожить", - настаивает Раис Нуриманов. "Как сказал Гейне, под всякой могильной плитой лежит всемирная история... Отношение к упокоенным и состояние кладбищ - это зеркало души общества", - подчеркивает Владимир Винницкий. По его словам, уральская столица давно следует "традиции" разорения кладбищ. Площадь 1905 года разбита на могилах снесенного в 1930-е годы кафедрального Богоявленского собора. Останки, предположительно относящиеся к 18 веку, были обнаружены при проведении дорожных работ на главной площади Екатеринбурга в 2008 году. Было вскрыто и изучено 38 погребений, примерно в половине из них обнаружены останки младенцев, в остальных - взрослых. Археологи полагали, что при плотном залегании возможно до 100 захоронений. Был найден и фундамент Богоявленского собора. Поднимался вопрос о закрытии площади для изучения останков, их перезахоронения и раскопок собора. Однако чтобы мертвые не создали неудобства живым, было решено законсервировать обнаружившийся фундамент: власти переложили вопрос раскопок на совесть потомков - когда-де появится техническая возможность закрыть центр города на долгое время.

Чтобы пресечь подобное отношение к предкам и обдуманно внедрять "похоронные" новшества, Общественная палата Свердловской области готовит свои замечания по законопроекту. Аналогичная работа ведется и в других регионах. Однако глас общественности, как водится, может лечь мёртвым грузом...

Людмила СОЛОДКОВА

Источник: Уралинформбюро"

Дополнительно по теме
Категория: Законотворчество | Просмотров: 673 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0 |

Добавить комментарий

Всего комментариев: 0

avatar




Новости СМИ2