Loading...

Каталог статей

Главная Статьи » Каталог статей » Медицина

Так ли она вредна?
Михаил Смирнов: Шоу «мыльных пузырей», или Вся правда о водке на НТВ

Современная ситуация требует от журналиста яркости и броскости в работе - как в текстах, так и в радио и телепрограммах. И это провоцирует у пишущей и снимающей братии «немножко поправить» факты в угоду этой самой яркости и броскости. И, как следствие, со временем возникает уверенность, что ты знаешь любую тему лучше специалистов. В защиту сообщества могу сказать, что грешат этим и политики, и депутаты, и чиновники. Но если у них есть, куда отступать - то у журналистов отступать некуда. Если они настоящие журналисты, а не шоумены. Говорила мне мама: «Запомни, сынок! Не водись с журналистами!». Каюсь. Не поверил маме. Даже сам пошел на журфак, чтобы вступить в это злодейское сообщество - уж очень занятие это понравилось.

Но вот посмотрел тут телепередачу «Водка: история российского застолья» - и понял, что права Галина Васильевна! Ой, права...

Итак, что же в этой большой и яркой программе вызвало, как говаривали в екатерининские времена, «томно-меланхолический припадок»? Да все вызвало!

Прежде всего, хочу заявить - Алексей Егоров действительно хороший профессионал. И он создал качественный продукт: программу, которая смотрится ярко, динамично, информативно. Егоров ведет передачу эмоционально, буквально «заражая» участников и экспертов, вынуждая их не прятаться за «обкатанными» формулировками, а говорить то, что они реально думают.

Как говорится - снимаю шляпу, отдавая дань мастерству. Но на этом дифирамбы заканчиваются.

Алексей прославился, программами «Мясо», «Цены», «Лекарства» и «Красота», где он раскрывал «страшные тайны» мясной промышленности, подробности о ценовом сговоре, рассказывал «всю правду» о лекарствах и об «ужасных секретах» индустрии красоты. И неизменно собирал у экранов рекордную аудиторию. По тому же рецепту он «сварил» и передачу об алкоголе.

Признаю - в мясе, ценах и лекарствах разбираюсь на уровне потребителя, а в индустрии красоты вообще ничего не понимаю. Но вот то, что и как говорил Егоров о водке и вине и их роли в жизни государства Российского, буквально открыло мне глаза! Теперь-то я понимаю, почему нас, журналистов - таких умных, честных и искренних - народ называет всякими нехорошими словами. И присваивает нашей профессии почетное второе место среди самых старых в истории человечества (хотя, на мой взгляд, сплетни появились раньше...).

Дело в том, что практически все, о чем говорилось в передаче - либо вообще недостоверно, либо подано неполно и претенциозно, либо вообще притянуто за уши по принципу: «В огороде бузина - в Киеве дядька». В общем, как в старом анекдоте: как ни переводят в «ридной неньке» Камасутру - все про сало получается. В колбасе мяса нет, злые торговцы спелись между собой, лекарства не лечат, а убивают, а кремы из красавиц Квазимод делают на раз. И про водку в том же аспекте!

(Заранее предупреждаю - две предыдущие фразы: образные выражения. Художественный прием, так сказать: разумеется, ничего такого в своих передачах Алексей Егоров, конечно, не говорил. И не думал даже...).

А теперь - по фактам, приведенным в программе «Водка: история российского застолья».

Во-первых. Ну, не выпивают россияне по 18 литров на человека лица в год! Практически никто не видел расчетов ВОЗ, на основе которых сделан такой вывод. А те, кто видел (их единицы!), мерзко хихикают над методикой этих самых расчетов - сравнивая ее с методикой подсчета голосов при выборах товарища Сталина в Верховный Совет СССР. Или с женской логикой, по которой вероятность увидеть динозавра на улицах современной Москвы равна 50% - либо увидишь, либо не увидишь.

А вот зарубежная и российская статистика говорит, что у нас «на круг» выпивают не более 14 литров алкоголя на человека в год - что значительно меньше. Причем основная масса мужского трудоспособного и репродуктивного возраста пьет, как до революции - не более 9 литров в год на морду лица. А остальную, львиную долю этого объема «обеспечивает» единственная группа населения (примерно 20 миллионов человек) - те, кого называют алкашами, «синяками» и прочими неаппетитными синонимами. Да, это тоже россияне, и с ними надо работать. Но они - не все россияне. И не самая трудоспособная часть населения, надо сказать...

При советской власти с этой категорией народонаселения неплохо справлялась система ЛТП - лечебно-трудовых профилакториев (был такой изящный эвфемизм). Работал народ на стройках и овощебазах, а на ночь запирался под присмотром санитаров и медбратьев, суровых, как челябинские мужики. Кстати, действовало на контингент...

Во-вторых. То, что нельзя зерновой спирт отличить от «нефтяного» и «деревянного» - неправда. Существуют, причем давно, национальные ГОСТы на проведение таких анализов.

Есть в Москве такое государево заведение: ГНУ ВНИИПБТ Россельхозакадемии - в просторечии «Всероссийский научно-исследовательский институт пищевой биотехнологии». А в этом институте есть лаборатория, которая официально называется «Отдел технохимического контроля и арбитражных методов анализа». А возглавляет эту лабораторию Ирина Михайловна Абрамова, которая лично принимала участие в разработке методик проведения этих самых анализов, с помощью которых «на раз» определяется происхождение спирта.

А знаете, почему иногда используют «нефтяной» и «деревянный» спирты? Потому что с них не берется акциз, как с зернового (акциз, замечу, очень большой). Вот и получается, что себестоимость у зернового гораздо ниже, а «керосиновый» с «табуреточным» на круг выходят чуть дешевле. Из-за этого и грешат иногда (очень редко, кстати!) некоторые производители. А вот «подвальные ЛВЗ» подделывают известные водочные бренды, используя только такие «высокотехнологичные» спирты - поскольку они дешевле и их проще достать.

В-третьих, по поводу того, что «все водки одинаковые». Даже не надо спрашивать профессиональных дегустаторов (ту же Ирину Михайловну Абрамову) - чтобы они объяснили, чем одна водка отличается от другой и по каким критериям они оцениваются. Достаточно поймать алкаша у магазина (желательно, правда, еще трезвого, хотя бы относительно) - и он сразу определит, как различаются водки. Пусть уровень оценок будет не совсем профессиональным. Но хорошую, мягкую, чистую водку он легко отличит от низкокачественного, сивушного «коленвала».

Так что показанной в передаче образной, красивой «дегустации», проводимой группой женщин в белых халатах - не верю. В то, что они женщины - верю. А вот в то, что они дегустаторы и специалисты - нет. Как не верю актеру, изображающему «русского» в дешевом американском кино. Вроде, все на месте - и шаровары, и красная косоворотка, и папаха, и самовар с самогоном на столе. И клюква, под которой он этот самогон пьет, достаточно развесистая - но не верю, и все тут!

В-четвертых. И какие же «страшные тайны» мы узнали из программы? То, что дистилляты менее вредны, чем химический раствор этилового спирта в воде? Так об этом пишут уже лет двадцать. О том, что первая «советская» водка была фигней? Тоже мне, новость - читайте «Собачье сердце». Даже себестоимость бутылки водки - далеко не секрет.

А теперь - обобщение. Журналист, принимаясь за какую-то тему, просто из чувства профессионального самосохранения (ведь у него, кроме умения ловко складывать слова и доверия читателей ничего нет), обязан выслушать и (что самое главное) - понять позицию «обеих сторон». И на основе полной информации делать свои личные выводы - за которые он может ответить не только перед судом, но и перед своей совестью.

Вторая профессиональная обязанность журналиста - всегда помнить: то, что «все знают» - не обязательно (а чаще всего - никогда) не совпадает с реальным положением дел.

На факультетах журналистики учат тому, что главное - это сбор и оценка информации. А само написание текста - это уже второе дело. Но так должно быть в теории...

На практике авторы программы «Водка: история российского застолья» попались в классическую ловушку: «Россия спивается, нас дурят хитрые «водочники» - и мы их выведем на чистую воду!». В общем, как призывал деревянный руководитель леших в бессмертном гоблинском переводе «Властелина колец» - «Мачи казло-о-у-в-в!».

Соответственно, были подобраны и эксперты. В основе - ярые «борцы с алкоголем», среди которых особо выделяется Дарья Халтурина. Красивая молодая женщина, привлекательная - спасу нет! Да еще при этом - кандидат наук, лауреат, руководитель и член всяческих групп, коалиций и экспертных советов. Автор 8 монографий и около 100 статей по проблемам антикризисного управления, общественного здравоохранения, социальной психологии, вооруженных конфликтов современности, демографии, межэтнических и межрелигиозных отношений, математического моделирования социальных процессов.

Среди широко известных работ - доклад Общественной Палаты Российской Федерации «Злоупотребление алкоголем в Российской Федерации: социально-экономические последствия и меры противодействия».

Ну как такой талантливой девушке не поверить? А вот не верится как-то... Хотя бы потому, что предложения ее по «противодействию злоупотреблению» удивительно напоминают гайдаровско-чубайсовский рецепт перехода к рынку - «Сломать все нафиг! И потом будет вам щастье. А если не хотите - то заставим!».

Вот и Даша (пардон, Дарья Андреевна), посмотрев на статистику, предлагает кардинальное решение проблемы - запретить алкоголь! И прежде всего, сделать продажу алкогольных напитков, в частности, водки - практически недоступной. Что-то типа - горбачевско-лигачевский «сухой закон», только еще жестче: если говорить образно, то «один магазин на город и цена бутылки водки в 500 рублей».

Самое ужасное, что Дарья абсолютно уверена, что запретом можно решить проблему пьянства в России. С горящими глазами она заявляет об этом на всех трибунах, на которые ей удается забраться, что это - единственный реальный способ! И находит поддержку в лице представителей общества трезвости. А там народ вообще, на мой взгляд, похож на трио «Лос Ламомучес» из кукольного спектакля «Необыкновенный концерт», что идет в театре Образцова - они «Поют самозабвенно. Иногда даже заходятся».

Еще один представитель когорты борцов - депутат Госдумы, член комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Виктор Звагельский, тоже настаивает на «закручивании гаек». Но уже более аргументированно, потому что сам работал в алкогольном бизнесе.

Но его позиция, как мне кажется, тоже несколько своеобразная. Потому что, на мой взгляд, опирается она на тезис о том, что «весь российский народ спивается». Естественно, этот тезис не декларируется вслух...

С отдельными тезисами программы, предлагаемой Звагельским, можно согласиться. Но - с отдельными. Потому что в ней есть запреты и ужесточение требований для производства и торговли, но нет решения самой проблемы пьянства. И это в результате приводит к печальному выводу, высказанному министром в фильме «Обыкновенное чудо» - «Опять казнить будут...».

Телеведущий Глеб Пьяных, присутствовавший на передаче, был вообще, как «приглашенная звезда», озабоченная своим имиджем «сокрушителя» - слушать его азартные, но абсолютно не по теме крики на предмет «запретить» и «прекратить» было откровенно скучно...

Разумеется, были на программе и два действительно разбирающихся в проблеме алкоголя человека - Вадим Дробиз и Игорь Бухаров. Их преимущество над остальными собравшимися было в том, что они знают вопрос. И, что самое главное, умеют соотносить статистику с реальностью.

Но вот проблема - интересные статистические выкладки руководителя агентства ЦИФРРА Вадима Дробиза никак не вписываются в простую картину, которую рисовал в своей передаче Алексей Егоров. Потому что эти выкладки разрушают эту самую простую картину - как в старом анекдоте: «Не Иванов, а Рабинович. Не выиграл, а проиграл. Не миллион, а три рубли. И не на скачках, а в преферанс».

Игорь Бухаров, умный человек и профессиональный ресторатор, знаток и коллекционер вина, успешный бизнесмен, умеющий соотносить цели и возможности, тоже мог бы высказать свои мысли по теме.

Но вот какая конфузия - ни Дробизу, ни Бухарову высказаться не дали. Как не дают и на других программах, на которые их приглашают. Только они скажут: «...А...» - так сразу их обвиняют в том, что они ставленники алкогольной мафии, люди, заинтересованные в спаивании населения и других не менее смертных грехах. И все, концерт окончен...

Для чего это я все писал? А вот для чего.

Современная ситуация требует от журналиста яркости и броскости в работе - как в текстах, так и в радио и телепрограммах. И это провоцирует у пишущей и снимающей братии «немножко поправить» факты в угоду этой самой яркости и броскости. И, как следствие, со временем возникает уверенность, что ты знаешь любую тему лучше специалистов. В защиту сообщества могу сказать, что грешат этим и политики, и депутаты, и чиновники. Но если у них есть, куда отступать - то у журналистов отступать некуда. Если они настоящие журналисты, а не шоумены.

Телепередача «Водка: история российского застолья» - это шоу. И самое обидное, что шоу хорошее. Но оно не дает ответа (и даже не пытается дать) на главной вопрос - как преодолеть злоупотребление алкоголем в России. Но огульно обвиняет как алкоголь, так и участников алкогольного бизнеса во всем, чем можно, и в чем нельзя. А в результате мы видим очередные мыльные пузыри - ярко, красиво, много. И совершенно не по делу...

Сегодня вечером будет вторая серия телепрограммы. Разговор будет о похмелье. Посмотрим...

Михаил Смирнов - профессиональный журналист, главный редактор портала http://www.alcohole.ru/, известный знаток, капитан "бессмертной" команды "Что? Где? Когда?"



Источник: http://www.alcohole.ru
Категория: Медицина | Добавил: фикус (13.12.2010)
Просмотров: 4177 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar



Loading...