Загрузка...

Открытые письма

Главная Письма » Общество

ВОПРОС К РУКОВОДСТВУ СТРАНЫ: МОЖЕТ ЛИ МЕСТО БЫТЬ ВЫСОКОПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫМ?
Президенту Российской Федерации ПУТИНУ В.В., в Правительство Российской Федерации  МЕДВЕДЕВУ Д.А., Государственную Думу НАРЫШКИНУ С.Е. и  Совет Федерации  МАТВИЕНКО В.И. 
 
В Конституционный Суд Российской Федерации ГРАЖДАНИНУ ЗОРЬКИНУ В.Д., Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации ПАМФИЛОВОЙ Э.А.
 
от  Гречишникова Л.В. (экономист по труду, до пенсии – сотрудник Минэкономики России, к.э.н.)
 
Открытое письмо
 
ВОПРОС К РУКОВОДСТВУ СТРАНЫ: МОЖЕТ ЛИ МЕСТО  БЫТЬ ВЫСОКОПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫМ?
 
В Указе главы государства от 7 мая 2012 г. № 596 - поручение о создании и модернизации к 2020 году 25 млн. высокопроизводительных рабочих мест.
 
Не может не появиться и такой вопрос. Модернизировать ВЫСОКОПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЕ рабочие места – надо ли это?
 
И потом. Рабочее место – это что? Согласно статье 209 Трудового кодекса (под которым подпись главы государства), рабочее место (суть) - это  МЕСТО. Место КАК ТАКОВОЕ. То есть какое-то пространство.
 
Очевидно, однако, что место как таковое (какое-то пространство, скажем, величиной 10 кв. м) само по себе не может быть высокопроизводительным или низко производительным. Место - оно и есть место.
 
Из чего следует, что есть и ДРУГИЕ рабочие места. Не только те, о которых в Трудовом кодексе. И власти уже давным-давно следовало бы закрепить в законе  их определение.  И называть разные рабочие места по-разному. К примеру, ТО, о котором в Трудовом кодексе, - «РАБОЧЕЕ МЕСТО  (МЕСТО ДЛЯ ТРУДА)». Как-то так.
 
Определение того, что такое рабочее место, выработано уже давно. По крайней мере, - основа для него.
 
Оно содержалось, в частности, в проекте Типового положения о разработке в составе федеральных целевых программ раздела об итоговых данных о создании и сохранении рабочих мест в результате реализации этих программ, направленном из Минэкономики России (исх. № ША-936/12-456 от 26.05.2000 г., Шаронов А.В.) в Минтруд России (по компетенции).
 
Этот проект был направлен Минтрудом России (исх. № 408-12 от 23.06.03 г.) на экспертизу в НИИтруда. Который  дал принципиально положительное заключение   и на проект в целом, и на содержащееся в нём определение рабочего места.
 
Увы, «судьба» проекта на этом и закончилась. Хода ему не дали. И понятно, думается, - почему. Об этом – ниже.
 
Вот несколько доработанный вариант определения рабочего места из этого проекта.
 
«Рабочее место - часть организации и т.п., которая включает в себя ВСЕ элементы процесса труда, непосредственно необходимые для трудовой деятельности работника, А ТАКЖЕ денежные и другие средства на вознаграждение его труда: на выплату ему заработной платы и т.п.
 
Элементы процесса труда – РАБОТА И ТО, ЧТО ТРЕБУЕТСЯ ДЛЯ ЕЁ ВЫПОЛНЕНИЯ: рабочее место (место для труда); технологическое оборудование и другие основные фонды; сырьё и другие предметы труда; электрическая и другие виды энергии; информация, отражённая в проектной, конструкторско-технологической и другой документации и на других носителях; и тому подобное - в зависимости от отраслевых и других особенностей производства продукции (работ, услуг и т.д.)».
 
То есть,  рабочее место и  рабочее место (место для труда) соотносятся как целое и его часть. Второе - ЛИШЬ ОДНА из составных частей первого.
 
Рабочие места – это целиком сформированные производства (и т.п.), для приведения в действие которых необходим лишь, как говорят в науке, ЖИВОЙ труд рабочих и специалистов.
 
В рабочих местах заложены производительные, доходные и затратные характеристики. Сопоставление которых позволяет судить об их экономической эффективности.
 
Так вот. Власть упорно не закрепляет в законе определение рабочего места. И это плохо НЕ ТОЛЬКО ТЕМ, что делает её поручения о рабочих местах похожими на поручение «принеси то, не скажу что».  Как в случае с указанным  поручением из Указа № 596.
 
Рабочее место – это одно из основополагающих понятий в области труда и занятости. Да и всей экономики. Когда она рассматривается со стороны рабочих и специалистов. И отсутствие в законе определения рабочего места, убеждён, делает возможным принятие властью необоснованных, неконституционных решений. «Работающих» против людей труда, трудового потенциала страны, всей экономики.
 
Следует подчеркнуть, что власть не закрепляет в законе определение и другого основополагающего  понятия – «ЗАНЯТОСТЬ В ЭКОНОМИКЕ» (занятость экономической деятельностью). Иметь рабочее место и быть занятым в экономике – это одно и то же.
 
В Законе о занятости (ст. 1) есть определение занятости. Но - не В ЭКОНОМИКЕ. А общее для ВСЕХ видов занятости. В том числе учёбой, в домашнем хозяйстве и т.д. Это всё равно что дать общее определение для коня и рябчика: «конерябчик – это…» (нечто копытно-крылатое).
 
В этом общем определении занятости сказано, что занятость (получается, что в том числе и занятость в экономике) приносит заработок, трудовой доход КАК ПРАВИЛО. Не всегда, а как правило. Это-то «законотворчество», думается, и даёт власти «законное основание»  для отнесения к занятым в экономике, к имеющим рабочее место И НЕ ИМЕЮЩИХ ЗАРАБОТКА.  
 
Представим, что определения рабочего места и занятости в экономике в законе есть. И из них однозначно вытекает (см., в частности,  приведённое выше определение рабочего места): если нет работы и (или) заработка, то нет и рабочего места, нет и занятости в экономике.
 
Смогла бы тогда власть относить к занятым в экономике, к имеющим рабочее место не имеющих работы и (или) заработка? Понятно, что не смогла бы. А она ведь как раз так и делает – относит. И тем самым – лишает людей труда (убеждён, - вразрез с Конституцией) защиты от  безработицы, соответствующего пособия, средств к существованию. Десятилетиями.
 
Речь прежде всего об отправленных администрацией в длительный неоплачиваемый «отпуск». Который, конечно же, - никакой не отпуск. В том числе и не отпуск без сохранения зарплаты (ст. 128 Трудового кодекса). А самая настоящая БЕЗРАБОТИЦА.
 
А многим в России подолгу не платят за работу. (Труд жены автора этих строк не оплачивался 5 месяцев подряд, с января по май.) У них есть работа, но нет заработка.
 
По сравнению с указанными «отпускниками» положение людей труда, работающих за бесплатно, ещё более вопиющее. Они ведь трудятся и  даже чисто физически не могут работать где-то ещё.
 
И они тоже безработные. Поскольку безработный (суть, главное) – это тот, у кого нет ДОХОДНОГО занятия (если он в нём нуждается).  А у них-то - ДОХОДА от занятия, от работы фактически как раз и нет. Получается, что беззаработица – это тоже безработица.
 
Российские «порядки» в этой части тем более недопустимы, что в России большая часть семей (по данным бывшего Председателя Центробанка России Геращенко В.В.– 80%) живёт, как говорят, от получки до получки.
 
Нельзя не сказать о таком вот «аргументе»: если-де человек заключил трудовой договор с организацией, то, значит, - он занят в экономике, имеет рабочее место. Значения-де не имеет, есть у него работа и заработок или нет.
 
Использование на полном серьёзе такого «аргумента» - это ещё одно подтверждение необходимости закрепления определений занятости в экономике и  рабочего места. Раскрывающих, можно или нет, не имея работы и заработка, быть занятым в экономике, иметь рабочее место.
 
Рассуждать так, как сторонники этого «аргумента»,  – это ставить телегу впереди лошади. Точнее, - иметь одну только «телегу» (договор), без «лошади» (работы и заработка). Заменить заработок, продукты питания и т.п. текстом трудового договора нельзя. Чтобы в этом убедиться, достаточно попробовать этот текст на вкус. В качестве замены продуктам питания он явно не годится.
 
Вот ЕЩЁ ОДИН, тоже очень наглядный, пример подобных решений власти. Тоже, убеждён, «работающих» против трудового потенциала страны и всей экономики.
 
Правительство, Госдума, Совфед и т.д. ДЕСЯТИЛЕТИЯМИ внедряют «зарплату», которая даже меньше прожиточного минимума (далее – ПМ). Законами о минимальном размере оплаты труда (МРОТ). И внедряют – весьма «успешно». В России «зарплата»  меньше ПМ – у каждого ПЯТОГО работника («Российская газета», 09.09.11 г., стр. 3).
 
Что такое ПМ? Это (суть) – (!) МИНИМАЛЬНО необходимое для сохранения здоровья и обеспечения жизнедеятельности (а значит, - и трудоспособности). Это – и согласно разъяснению самой власти.
 
Многие годы МРОТ в России был 83,49 руб. и менее. Да-да, это за работу в течение трудового МЕСЯЦА (не дня и не часа).  (!) РАЗ В 10-15 меньше тогдашнего ПМ. Поддаётся ли это осмыслению?! И НЫНЕ МРОТ намного меньше  минимально необходимого для сохранения здоровья и трудоспособности людей труда.
 
Даже если сравнивать  МРОТ с тем ПМ, который ОФИЦИАЛЬНО признаётся властью минимально необходимым для сохранения здоровья и трудоспособности. И  который (официальный ПМ), по оценкам независимых экспертов, ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗАНИЖЕН.
 
Почему такой МРОТ и обусловленную им «зарплату» следует, убеждён, считать нарушением экономических законов и Конституции?
 
Потому что экономическое назначение зарплаты как раз в том и состоит, чтобы ВОСПРОИЗВОДИТЬ людей труда.  Их жизненные силы. Их здоровье. Их трудоспособность. И не на неизменном, а на всё возрастающем уровне. А «зарплата» от руководства страны этого не позволяет.
 
Зарплаты для указанного воспроизводства должно хватать не только на попить-поесть, одеться-обуться, иметь жилище и т.п. Но и на повышение квалификации, содержание семьи, иждивенцев и т.д. и т.п. Если зарплаты на всё это не хватает, то люди труда от этого  неизбежно деградируют, деквалифицируются. С той или иной скоростью.
 
ВОЗНАГРАДИТЬ за труд (как того требует Конституция) такой «зарплатой», убеждён, конечно же, невозможно. Какая же это НАГРАДА, если она не позволяют сохранить здоровье и трудоспособность?! Ничего себе награда!
 
А вот, убеждён, ПОЧЕМУ ЕЩЁ такая «зарплата», такое «вознаграждение» - это вразрез с Основным законом страны.  Потому что согласно ему (ст. 7), прямая обязанность государства – создание условий для ДОСТОЙНОЙ жизни человека.
 
А внедряя  83,49 руб. и подобные «зарплаты» (которые меньше минимально необходимых для сохранения здоровья и трудоспособности), государство, власть, убеждён, поступает строго наоборот. Создаёт для человека условия для жизни НЕДОСТОЙНОЙ. По крайней мере, - в чисто материальном отношении.
 
Нельзя не сказать о таком вот «аргументе». Подумаешь-де, что зарплата меньше ПМ. Значит-де, надо найти дополнительную работу. Но РЕСУРС ТРУДА-то  человека,  ЗАПАС его жизненных сил, физиологической энергии ОГРАНИЧЕН. И совсем не зря устанавливаются нормы труда, отдыха и т.п. (Трудовым кодексом и другими нормативными документами).
 
Что происходит, если для содержания семьи приходится испытывать полуторную, двойную и т.п. трудовую нагрузку? В этом случае рабочие и специалисты работают НА ИЗНОС. И это не годится и с чисто экономической точки зрения. ДЛЯ ОБЩЕСТВА, ДЛЯ СТРАНЫ.
 
Не так давно в Псковской области «лоб в лоб» столкнулись два автобуса (шофёр заснул за рулём). И специалист в этой области обоснованно объяснил подобные ситуации «системной трудовой перегрузкой» шофёров.
 
Ещё один «аргумент». Зарплата (от власти), которая меньше минимально необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности, - это-де из-за низкой производительности труда. Как-де потопаешь, так и полопаешь.
 
Но связь-то здесь и обратная: как ПОЛОПАЕШЬ, так и потопаешь. Толком не «полопавший» производительно работать не может. Чтобы в этом убедиться, надо хотя бы денёк не поесть и после этого попытаться производительно поработать. Вряд ли получится.
 
Власть в России, убеждён, «обслуживает» как раз эту обратную связь. Узаконивая «зарплату», которая меньше минимально необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности. И этим (на протяжении десятилетий) - не даёт людям труда толком «полопать». Из-за чего они не могут толком «потопать» - производительно работать.
 
Такая наука как экономика труда говорит: НЕОБХОДИМОЕ условие производительности труда – это достаточная для этого зарплата. В газете «АИФ» (2014, № 21, стр. 1, 19)  - интервью. Под таким заголовками: «Тормоз экономики – низкие зарплаты…», «Вкладывать в себя! Академик Виктор Ивантер: «Мы не лентяи. Нам мало платят!».
 
Из интервью: «Генри Форд I, суперудачливый бизнесмен, говорил, ЧТО ГЛАВНЫЙ ФАКТОР ВЫСОКОЙ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА – ВЫСОКАЯ ЗАРПЛАТА. А НЕ НАОБОРОТ». (В «АИФ» выделение подчёркиванием, а не так, как здесь. – Л.Г.).
 
Ещё «аргумент». Не менее «сногсшибательный». Зарплату, которая меньше минимально необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности, власть внедряет-де в целях ЭКОНОМИИ.
 
Поддаётся ли это осмыслению?! ЧТО можно сэкономить на подрыве здоровья и трудоспособности людей труда («несущих золотые яйца»), трудового потенциала страны – главного богатства страны и главного ресурса экономики? Можно сказать, - «фундамента» России? 
 
Да, конкретная организация МОЖЕТ сэкономить на такой, подрывающей здоровье и трудоспособность, зарплате. Ведь заменить «подорванного» на ещё не «подорванного», «стоящего у ворот» организации, - обычно не проблема. Но общество, страна в целом-то, убеждён, НИКАК НЕ МОГУТ сэкономить на подрыве своего «фундамента».
 
С чисто экономической точки зрения экономия на зарплате обоснована не всякая. А только если ущерб от такой экономии меньше её самой. Власть, убеждён, перешла этот предел: ущерб (для общества, для страны), выражающийся в подрыве здоровья и трудоспособности людей труда, от «экономии» на зарплате, убеждён, несоизмеримо больше самой этой «экономии». В чём, уверен, сама же власть по сути постоянно «расписывается».
 
Разъясняя, что ПМ - это минимально необходимое для сохранения здоровья и обеспечения жизнедеятельности. Ежеквартально устанавливая, сколько «весит» в денежной форме это самое минимально необходимое. И тем не менее раз за разом издавая законы о «зарплате», которая меньше минимально необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности людей труда. Тех, кто, образно говоря, «держит на своих плечах» всю страну. Как атланты.
 
Может показаться, что низкий МРОТ десятилетиями «бил» только по самым низкооплачиваемым людям труда. Но нет. Ведь МРОТ десятилетиями использовался госорганами В КАЧЕСТВЕ ИСХОДНОЙ БАЗЫ при определении размера зарплаты, к примеру, так называемых бюджетников. И в том числе таких, едва ли не самых ОБЩЕСТВЕННО ЗНАЧИМЫХ, профессий, как педагог, врач, учёный и т.д.
 
То есть российский МРОТ – это, убеждён, своего рода испорченный «компас», который показывал (и продолжает показывать) не туда, куда надо. И связь здесь была, убеждён, самая непосредственная: раз недопустимо низкий МРОТ, то и недопустимо низкие зарплаты педагогов, врачей, учёных и т.д.
 
Недопустимо низкая зарплата от власти, убеждён, прямо работает и на ПРОБЛЕМУ НЕЭФФЕКТИВНОСТИ РАБОЧИХ МЕСТ. «Не обращая внимания» на призывы в выступлениях высших должностных лиц избавляться от неэффективных рабочих мест.
 
Связь здесь самая прямая. Если «зарплата» (от власти) не позволяет сохранять здоровье и трудоспособность людей труда, то к чему это приводит? К тому, что создающие и использующие рабочие места выполняют свою работу  хуже, чем могли бы.
 
Создаются менее эффективные, чем могли бы быть рабочие места. И используются рабочие места хуже, чем могли бы. Даже в том случае, если рабочие места потенциально эффективные, высокий потенциал этих рабочих мест может недоиспользоваться. Из-за недопустимо низкой, экономически необоснованной, зарплаты использующих рабочие места. 
 
Подробнее об этом – в открытых письмах от 25.10.13 г. «МРОТом (от руководства страны) – по эффективности рабочих мест» и от 14.05.14 г. « Зарплата больше, но меньше. К оценке её повышения педагогам, врачам и т.д.». Есть в инете.
 
ЕЩЁ ОДИН, нагляднейший, пример решений власти, «работающих», убеждён, против людей труда, всей экономики. Десятилетиями же власть внедряет, уверен, недопустимо низкие минимальные пособия по безработице. От 100 руб. - ранее до 850 руб. – ныне.
 
В расчёте на день - 3 руб. 33 коп.  и 28 руб.33 коп. И сразу следует сказать, что возможность участия в оплачиваемых общественных работах предоставляется безработным гражданам далеко не всегда и не везде.
 
Такое пособие – ПОЧТИ У ПОЛОВИНЫ зарегистрированных безработных граждан (по состоянию на 2009 год, более поздними данными не располагаю). Ранее же – у до почти ДВУХ ТРЕТЕЙ.
 
  Даже ныне этого пособия (в расчёте на день)  хватает лишь на ОДНУ поездку в городском транспорте. К примеру, - до кладбища (если оно – в черте города). А на обратную дорогу – уже и нет. И на иждивенцев не доплачивается, сколько бы их в семье безработного гражданина ни было.
 
Защитить от безработицы (как того требует Конституция)  пособием «на одну поездку до кладбища» (тем более, - почти в 10 раз меньшим), конечно же, нельзя. Так же как нельзя считать внедрение таких пособий созданием условий для ДОСТОЙНОЙ жизни человека. Создание которых является прямой обязанностью власти.
 
В интересах общества, страны – чтобы из периода безработицы человек труда выходил в трудоспособном состоянии. А при таком пособии это, конечно же, невозможно.
 
Изложенное даёт, думается, основания говорить о целой «атаке» власти на людей труда, на трудовой потенциал страны. 
 
Специалисты констатируют: рабочая сила в России всё меньше отвечает требованиям рынка труда. Нарастают нехватка рабочих и специалистов в стране и её наводнение гастарбайтерами.  Даже по официальным данным («Российская газета», 12.04.13 г., стр. 3), только врачей и медсестёр недостаёт в стране более 300 тыс. человек.
 
Вот мнение экс-министра экономического развития РФ Белоусова А.Р. (АИФ, № 22, 2014, стр. 20): «Кроме того, наблюдается резкое падение качества человеческого капитала».
 
Решения власти, о которых выше, «работают», убеждён, не только на ухудшение качественных и количественных характеристик трудового потенциала страны. Но и на такие, тесно связанные, острейшие российские проблемы.
 
 1.  МАССОВАЯ  малообеспеченность населения. 50% семей в России содержат детей  С  ТРУДОМ, а 25% - ВОВСЕ НЕ В СОСТОЯНИИ (данные Детского фонда ООН и Независимого института социальной политики).
 
Институт социологии РАН: малообеспеченных в России – БОЛЬШИНСТВО (на начало 2009 г.; более поздними данными не располагаю). Это у кого среднедушевой доход в расчёте на одно домохозяйство меньше ПМ, равен  ему и чуть больше. 
 
При этом (НЕВЕРОЯТНО, НО ФАКТ) (см. выше, как именно решения власти «работают» на это САМЫМ НЕПОСРЕДСТВЕННЫМ образом)  почти 70% малообеспеченных – это РАБОЧИЕ И СПЕЦИАЛИСТЫ. Не пенсионеры и т.п.
 
По мнению экспертов ООН («Российская газета», 25.10.10 г., стр. 3, «Порок бедности»), в России работающие имеют большие риски бедности, чем пенсионеры, и ситуация изменится только тогда, когда минимальная зарплата будет больше ПМ  в ПОЛТОРА РАЗА.
 
В России же ныне  –  строго наоборот: ПМ БОЛЬШЕ МРОТ почти в полтора раза. Ранее же, как показано выше, – В 10-15 РАЗ.  Даже в среднем по стране.
 
2. Просто-таки ЗАШКАЛИВАЮЩЕЕ расслоение общества по уровню доходов. Из «АИФ» (№ 46, 2012, стр. 4): «Россия заняла 1-е место в мире по неравенству распределения богатств. Согласно данным Global Wealth Report, на долю 1% россиян приходится 71% всех личных активов нашей страны».
 
3. ГРОМАДНАЯ преступность. Первый заместитель председателя Верховного Суда в отставке В. Радченко пишет в 2009 году: «Общество насыщается людьми, имеющими судимость: 15 миллионов – это четверть взрослого мужского населения». Люди-то ведь очень разные. И решения власти, о которых речь, убеждён, не могут не подталкивать часть из них и к криминалу.
 
Чем же можно объяснить решения власти, о которых в настоящем письме? Не тем ли, что они выгодны ей самой? Не тем ли, что чем меньше МРОТ и зарплаты педагогов, врачей, учёных и других бюджетников, тем больше бюджетных средств можно направить на содержание госаппарата?
 
Не тем ли, что чем меньше получателей пособия по безработице и чем меньше это пособие, тем больше бюджетных средств можно направить на содержание госаппарата? Из газеты «АИФ» (№ 44, 2012, стр. 1): «Оказывается, наш госаппарат поглощает немыслимое количество денег – 40%  от ВВП. По сути, он отъедает их у народа…».
 
А, может быть, в том, ЧТО для власти выгодно, а ЧТО – нет, прав лидер ЛДПР Жириновский В.В.?
 
Вот как  он обосновал, что МЕНЕЕ образованные члены общества – это ДЛЯ ЕГО КОЛЛЕГ ПО ГОСДУМЕ лучше, чем БОЛЕЕ образованные («АИФ», 2012, № 43, стр. 2): «Они (образованная молодёжь – ред.) будут свергать власть каждые 10 лет. Надо сдерживать образование, если мы хотим стабильности…Если раскрутим образование, вы себя обречёте на уничтожение».
 
По этой логике ДЛЯ БЛАГОПОЛУЧИЯ депутатов, власти в целом не представляют опасности и МАЛООБЕСПЕЧЕННЫЕ. Ведь малообеспеченным, бедным стать образованными весьма затруднительно. И что же тогда получается? Для общества, для страны образованные и обеспеченные – это хорошо, а для власти – это плохо, опасно?
 
Ущерб, который, убеждён, нанесён решениями и действиями власти, о которых в настоящем письме, восполнить невозможно. Но власти надо хотя бы прекратить его нанесение. Выполнять Конституцию в части обязательности создания условий для достойной жизни человека, обеспечения его прав на защиту от безработицы и вознаграждение за труд.
 
И в этих целях, НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО:
 
1)  закрепить в Трудовом кодексе, а также Законе о занятости определение понятия «рабочее место» в значении  ВСЕГО необходимого для занятости, включая РАБОТУ И ЗАРАБОТОК (трудовой доход).
 
Законопроект по этому вопросу и пояснительная записка к нему прилагаются;
 
2) Закрепить в Законе о занятости определение занятости в экономике (занятости экономической деятельностью), из которого однозначно вытекало бы, что заработок и т.п. – это необходимое условие занятости в экономике, БЕЗ КАКИХ-ЛИБО ИСКЛЮЧЕНИЙ;
 
3) считать людей труда, НЕ ИМЕЮЩИХ работы и (или) заработка, - НЕ ИМЕЮЩИМИ рабочего места, НЕ ЗАНЯТЫМИ в экономике. Защитить от безработицы, платить пособие по безработице:
 
- отправленным организациями в длительный неоплачиваемый «отпуск» (который – настоящая безработица);
 
-  тем, кому подолгу не платят за работу.
 
С последующим возмещением (пусть и не сразу) организациями (нарушившими Конституцию, право человека на вознаграждение за труд) бюджетных расходов на выплату  пособия по безработице и т.п.;
 
4) намного увеличить минимальное пособие по безработице. По крайней мере, - для тех безработных граждан, которым не предоставлена возможность участвовать в оплачиваемых общественных работах. Восстановить доплату к пособию на иждивенцев.
 
Нынешним пособием (которого в расчёте на день хватает лишь «на одну поездку до кладбища») защитить от безработицы невозможно;
 
5) повысить МРОТ до уровня, превышающего официальный (заниженный) ПМ. 
 
Зарплата должна быть зарплатой, вознаграждением за труд. «Зарплата» (от власти), которая меньше минимально необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности, - это что-то неосмысливаемое;
 
6) Внести в Закон о занятости и другие нормативные акты дополнения и изменения, которые вытекают из предложенного в пунктах 1-5.
 
Был бы признателен за ответ ПО СУЩЕСТВУ поставленных вопросов и внесённых предложений. КАЖДОГО из них. Как того требует Закон о работе с обращениями (ст. 5 и 10) и Конституция (ст. 33).
 
Приложение: законопроект и пояснительная записка к нему - на 4 листах.
 
 
Гречишников Л.В.
11.06.14 г.
 
 
 
 

Пояснительная записка к  проекту закона «О внесении  дополнений
и изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации»

 
В законах и других документах (в том числе и в Трудовом кодексе) термин «рабочее место употребляется в двух значениях: 1) в значении места как такового, какого-то пространства для труда (в пределах которого перемещаются, когда работают) и 2) в значении ВСЕГО непосредственно необходимого для занятости работника в экономике. А официально закреплено определение рабочего места лишь в первом из этих значений, в значении пространства для труда (ст. 209 Трудового кодекса):
 
«рабочее место - место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой, и которое прямо или косвенно находятся под контролем работодателя». (Такое рабочее место в настоящем законопроекте  называется РАБОЧИМ МЕСТОМ (МЕСТОМ ДЛЯ ТРУДА).
 
Очевидно, однако, что для того, чтобы быть занятым в экономике, иметь рабочее место одного только пространства для труда недостаточно. Для занятости работника требуется ещё и многое другое: работа, оборудование, сырьё и т.п., а также, что крайне важно, - деньги на зарплату и т.п.
 
Когда говорится о создании и  сохранении рабочих мест (чтобы люди реально были заняты в экономике), речь - не только о рабочих местах (местах для труда как таковых), но о рабочих местах во втором из указанных значений, в значении ВСЕГО непосредственно необходимого для занятости в экономике.
 
Не выработано и законодательно не закреплено конкретное определение именно такого рабочего места, рабочего места во втором из указанных значений, в значении ВСЕГО необходимого для занятости работника.
 
То, что в тексте Трудового кодекса дано определение только рабочего места (места для труда), и в то же время термин «рабочее место» используется в Кодексе и в значении всего необходимого для занятости – это  явная ошибка законодателя. Из-за этого – разночтения, путаница, дезориентация.
 
Из-за этого - поручения органов власти о создании и сохранении рабочих мест  подобны поручению: принеси то, не скажу что. Из-за этого завышается число рабочих мест в стране и соответственно занижается безработица.
 
В том числе и из-за этого (и это главное) – те экономически активные (то есть нуждающиеся в заработке) граждане России, у которых нет РАБОТЫ И (ИЛИ) ЗАРАБОТКА, официально признаются имеющими рабочее место, занятыми в экономике и от безработицы их не защищают. К примеру, отправленные в длительный неоплачиваемый «отпуск» и те, кому подолгу не платят за труд. То есть те, у кого фактически нет работы и (или) заработка.
 
Это противоречит и документам Международной организации труда. Безработный (главное, суть) – это тот, кто  нуждается в ДОХОДНОМ занятии, но его не имеет. То есть о безработице, отсутствии рабочего места  свидетельствует на только отсутствие  работы, но и отсутствие заработка.
 
Нет заработка  - человек безработный. У него нет рабочего места. «Беззаработица» - это и есть безработица. И это означает отсутствие рабочего места. Даже если есть работа, и человек работает.
 
Главная цель прилагаемого законопроекта – вооружить практику обоснованным определением РАБОЧЕГОМЕСТА (рабочего места в значении всего необходимого для занятости). Разъяснить, чем  РАБОЧЕЕ МЕСТО отличается от РАБОЧЕГО МЕСТА (МЕСТА ДЛЯ ТРУДА), «развести» эти понятия. То, что это до сих пор не сделано, – одна из главных причин перечисленных выше и других отрицательных последствий.
 
В этих целях законопроект дополняет Кодекс определением РАБОЧЕГО МЕСТА:
 
 «рабочее место - часть организации и т.п., которая включает в себя ВСЕ элементы процесса труда, непосредственно необходимые для трудовой деятельности работника, а также денежные и другие средства на вознаграждение его труда: на выплату ему заработной платы и т.п.
 
Элементы процесса труда - работа и то, что требуется для ее выполнения: рабочее место (место для труда); технологическое оборудование и другие основные фонды; сырьё и другие предметы труда; электрическая и другие виды энергии; информация, отражённая в проектной, конструкторско-технологической и другой документации и на других носителях; и тому подобное - в зависимости от отраслевых и других особенностей производства продукции (работ, услуг)».
 
В заключении профильного НИИ – НИИ труда и социального страхования - выражено принципиальное согласие с этим определением.
 
Из предложенного определения видно, что рабочее место и рабочее место (место для труда) соотносятся друг с другом как целое и его часть. РАБОЧЕЕ МЕСТО (МЕСТО ДЛЯ ТРУДА) - лишь одна из необходимых составных частей РАБОЧЕГО МЕСТА.
 
Соответственно законопроектом вносится ясность, в каких статьях Кодекса о каком рабочем месте идёт речь. Для этого рабочие места в одних статьях Кодекса обозначаются термином «рабочее место», а в других – термином «рабочее место (место для труда)». О РАБОЧЕМ МЕСТЕ (рабочем месте в значении всего необходимого для занятости) говорится в статье 74 и в восьмой части статьи 219 Кодекса.
 
Статья 74 даёт работодателю право «…в целях сохранения рабочих мест…» вводить режим неполного рабочего времени. Если бы в этой статье говорилось о рабочем месте (месте для труда), как его трактует статья 209, то для введения неполного рабочего времени работодателю достаточно было бы сохранить лишь производственные площади.
 
На самом же деле, чтобы получить право на введение неполного рабочего времени, работодатель должен сохранить не только производственные площади, не только рабочие места (места для труда),  но и всё остальное для занятости работников, то есть сохранить РАБОЧИЕ МЕСТА (всё для занятости, хотя и в течение неполного рабочего времени).
 
В таком же значении термин «рабочее место» употребляется и в восьмой части статьи 219, в которой говорится о праве работника на переподготовку «…в случае ликвидации рабочего места…». Что в данном случае ликвидируется? Почему требуется переподготовка работника? Потому, что он лишается работы, которую ранее выполнял, и заработка.
 
Рабочее место (место для труда), как его трактует статья 209, может при этом и не ликвидироваться, продолжать существовать. То есть в данном случае тоже говорится не о рабочем месте (месте для труда), а о РАБОЧЕМ МЕСТЕ (в значении всего необходимого для занятости).
                                                                                     
Во всех других случаях в Кодексе (в статьях 21, 72  ,  210, 212, 214, 216  , 218 и в частях 2, 4, 9 11 и 16 статьи 219) термин «рабочее место» употребляется в значении рабочего места (места для труда).
 
В законопроекте даётся и другое определение РАБОЧЕГО МЕСТА (МЕСТА ДЛЯ ТРУДА), то есть того рабочего места, о котором говорится в статье 209. Это делается, в частности, для того, чтобы привести его в соответствие с тем определением, которое дано в Конвенции Международной организации труда о безопасности и гигиене труда (№ 155), которую российская сторона РАТИФИЦИРОВАЛА.
 
   То определение, которое в статье 209, отличается от определения в Конвенции МОТ НЕ В ПОЛЬЗУ РАБОТНИКА. В Конвенции МОТ говорится, что термин «рабочее место» означает ВСЕ МЕСТА, где трудящиеся должны находиться или куда они должны следовать в связи с их работой, а в статье 209: рабочее место – это МЕСТО, где работник  должен находиться или куда он должен прибыть в связи с его работой.  Это весьма существенно меняет смысл определения. В законопроекте даётся такое определение РАБОЧЕГО МЕСТА (МЕСТА ДЛЯ ТРУДА):
 
«рабочее место (место для труда)  - все места, где работникам необходимо находиться или куда им необходимо следовать в связи с их работой, и которые прямо или косвенно находятся под контролем работодателя».
 
От определения в Конвенции МОТ оно отличается только тем, что вместо слова «означает» поставлено тире, вместо слова «трудящиеся» использовано слово «работники», вместо слова «предпринимателя» - слово «работодателя», а рабочее место названо рабочим местом (местом для труда)».
 
Приложение: законопроект, на 1 листе.
 
                                                                                                                                                                                                                                                      Гречишников Л.В.
11.06.14 г.
 
 
                                                                                                                                

Проект
Федеральный закон
О внесении дополнений и изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации
 

Статья 1
Внести в Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ следующие дополнения и изменения:
 
1) начать изложение Трудового кодекса Российской Федерации в следующей редакции:
 
Основные понятия и термины, используемые в двух
частях Трудового кодекса и более
 
 
Рабочее место (место для труда) - все места, где работникам необходимо находиться или куда им необходимо следовать в связи с их работой, и которые прямо или косвенно находятся под контролем работодателя.
 
Рабочее место - часть организации и т.п., которая включает в себя все элементы процесса труда, непосредственно необходимые для трудовой деятельности работника, а также денежные и другие средства на вознаграждение его труда: на выплату ему заработной платы и т.п.
Элементы процесса труда - работа и то, что требуется для ее выполнения: рабочее место (место для труда); технологическое оборудование и другие основные фонды; сырьё и другие предметы труда; электрическая и другие виды энергии; информация, отражённая в проектной, конструкторско-технологической и другой документации и на других носителях; и тому подобное - в зависимости от отраслевых и других особенностей производства продукции (работ, услуг);
                              1                                         1              
2) в статьях 21, 72  , 210, 212, 214, 216 , 218, 219 (в частях 2, 4, 9, 11 и 16) слова "рабочее место" в соответствующих падеже и числе заменить на: "рабочее место (место для труда)" в соответствующих падеже и числе;
 
3) часть шестую статьи 209  исключить.
 
(См. пояснительную записку к настоящему законопроекту.)
 
 
                                                                                              Гречишников Л.В.
11.06.14 г.
 
 
 
Категория: Общество | Добавил: Admin (11.06.2014) | Автор: Гречишников Л.В.
Просмотров: 898 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar



Загрузка...