Главная » 2017 » Апрель » 3 » Мать сбитого поездом парня требует от РЖД 5 млн рублей

Разделы новостей


Мать сбитого поездом парня требует от РЖД 5 млн рублей
21:54
Завтра, 4 апреля, в Свердловском областном суде состоится рассмотрение апелляционной жалобы жительницы Кушвы Юлии Долотовой, которая уже три года пытается привлечь к ответственности ОАО «РЖД» за смерть 21-летнего сына Андрея Бирюкова, погибшего под колесами тепловоза. Женщина требует у РЖД моральную компенсацию за гибель сына в 5 млн рублей, а также закрытие остановочного пункта на 313 километре, к которому нет безопасного подхода.

Как рассказала Znak.com Юлия Долотова, трагедия произошла 1 февраля 2014 года под Кушвой, когда молодой человек торопился на вечернюю электричку до Нижнего Тагила. До остановочного пункта на 313 километре из района улицы Рабочей, где жил Андрей, можно добраться только по железнодорожным путям. Этой опасной дорогой пользуются все, кто идет на остановку «313 километр» или возвращается с нее в Кушву: школьники, пенсионеры, работающие люди. Зимой вдоль рельсов наметает высокие сугробы, и к середине зимы путь становится узким тоннелем с двумя отвесными снежными стенами по бокам. Этой дорогой и шел Андрей в день гибели, вслед за ним шагала местная жительница, которая впоследствии стала главным свидетелем.

В то же время по этому пути задом двигался старый тепловоз от станции Азиатская. Вразрез с правилами безопасности машина ехала на скорости 40 километров в час. При этом ни машинист, ни его помощник не видели пути впереди (зеркало заднего вида на тепловозе отсутствовало) и не посчитали обязательным выглянуть в окно, чтобы проверить, не идет ли кто-нибудь по рельсам.

Когда тепловоз настиг пешеходов, женщина, шедшая следом за Андреем, чудом успела вскарабкаться на высокий сугроб, а он — нет. Огромный тепловоз на скорости сбил молодого человека и тащил его 600 метров. Наверняка мчащаяся махина волокла бы его и дальше (машинист и его помощник даже не заметили, что убили человека), но тело Андрея зацепилось за железнодорожную стрелку. Свидетельница пыталась догнать тепловоз, но не смогла. О том, что они сбили человека, машинисту сообщили по рации из дежурной.

 

 

Андрей Бирюков. Фото: Юлии Долотовой

Убитые горем родители пытались добиться справедливости. Доказывали, что вина за смерть Андрея целиком лежит на сотрудниках железной дороги.

Следователь местного отдела СКР на транспорте полтора месяца вел проверку, но за это время даже не смог найти времени осмотреть тепловоз и провести следственный эксперимент. Юлия Долотова рассказала, что после ЧП тепловоз сломался, его отбуксировали в тупик, заварили окна и приварили зеркало заднего вида. По ее словам, об этом им рассказали люди, которые работают на железной дороге.

Протокол осмотра тепловоза был предоставлен Свердловской железной дорогой, по сути, являющейся стороной ответчика.

Родители Андрея заказали независимую экспертизу в Уральском государственном университете путей сообщения, которая показала, что бригада локомотива не имела права двигаться по данному, стационарному, пути задним ходом и даже выезжать со станции без зеркала заднего вида. По словам эксперта, Андрей мог спастись, если бы скорость локомотива составляла не более 10 километров в час, а не 40 километров в час, как было на деле.

Однако, несмотря на все очевидные доказательства, после проверки следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Родители Андрея еще два года добивались возбуждения уголовного дела, обивая пороги, рассылая жалобы и письма во все возможные инстанции, начиная от прокуратуры и заканчивая приемной президента.

В феврале 2016 года неимоверными усилиями им удалось добиться проведения следственного эксперимента, который доказал, что машинист и его помощник могли предотвратить трагедию.

После эксперимента в отношении помощника машиниста, который должен был следить за путями и при появлении людей подать гудок, возбуждено уголовное дело по статье 263 УК РФ («Нарушение правил безопасности эксплуатации железнодорожного транспорта»). Подсудимый был амнистирован в зале суда.

Стоит отметить, что за три года родители погибшего парня так и не дождались в свой адрес ни соболезнований, ни извинений от представителей железной дороги.

 

 

Андрей с младшей сестрой. Фото: Юлии Долотовой

Параллельно они пытались бороться за закрытие остановочного пункта на 313 километре. Но от РЖД пришел официальный ответ, что закрытие остановочного пункта невозможно, так как им ежедневно пользуются порядка 112 человек. «В действительности им пользуются порядка человек 10 в сутки. Но даже если и 112 — это же 112 потенциальных трупов. Во время следственного эксперимента, навстречу тепловозу по рельсам шла группа людей с электрички. Все опешили, следователи им говорят — вы куда? А они — а где еще ходить?» — говорит Долотова.

По словам юриста Юлии Долотовой Анастасии Гуляевой, в судебном заседании представитель филиала ОАО «РЖД» — Свердловской железной дороги представил схему якобы имеющегося безопасного пути до посадочной платформы на 313 километре. «Но такого пути нет, там овраги и лесополоса. Чтобы сделать безопасный путь до платформы, необходимо туда ввалить миллионы: увеличить насыпь, сделать что-то типа пешеходной тропы и отгородить ее от рельсов, а РЖД это не надо», — негодует Юлия Долотова.

Она поняла, что единственный способ заставить ОАО «РЖД» закрыть остановку на 313 километре — это наказать корпорацию рублем. Для этого она подала в Кушвинский городской суд иск на компенсацию морального ущерба на сумму 5 млн рублей.
«В случае выплаты мне 5 млн рублей ответственные руководители РЖД поймут, что следующая гибель человека принесет выплаты такой же компенсации», — говорит женщина.

Рассмотрев иск безутешной матери, судья Кушвинского суда Ирина Кожевникова присудила ей моральную компенсацию за смерть сына в размере 200 тыс. рублей. По словам Долотовой, решение суда было построено на возражении представителей железной дороги, которые пытались сделать виновным в ЧП самого Андрея. При этом суд полностью проигнорировал то, что имелась доказанная вина помощника машиниста.

«Они так с нами бьются, как будто мы специально своего ребенка на рельсы положили, — почти рыдает Юлия. — Мы не просили оценить жизнь Андрея, я прошу оценить моральный вред, который был мне нанесен за эти годы: я потеряла зрение, состою учете у психиатра, полностью поседела, потеряла работу. Сейчас я психологически не могу ездить на поезде — у меня отвращение».

Юлия также негодует, что судья Кушвинского суда не приняла в расчет ссылку на процесс в Красноуфимском районном суде, где истец получил компенсацию за гибель ребенка в размере 3 млн рублей.

В том случае истцом являлась семья судьи Свердловского областного суда Ларисы Деменевой. Znak.com писал об этой истории.

«Все считают РЖД государством в государстве, если с обычных людей взимают миллионные компенсации, то корпорация, зарабатывающая миллиарды, при тех же законах отделывается малыми суммами. Они живут и работают в России — в государстве, где для всех единые законы», — возмущается Юлия Долотова.

Истица, не согласившись с решением судьи Кожевниковой, подала апелляционную жалобу в областной суд. Апелляция будет рассмотрена завтра областным судом. Znak.com будет следить за ходом событий.

 

 
Источник
Дополнительно по теме
Категория: Происшествия | Просмотров: 85 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0 |

Добавить комментарий

Всего комментариев: 0

avatar




Новости СМИ2