АМУзыкальные традиции

Месяц назад из Асбестовского колледжа искусств в разные уголки области, России и мира полетели пригласительные письма: «…Приглашаем на сорокалетие колледжа, которое состоится шестого ноября 2009 года…». Строго говоря, сорок лет нынче исполняется не колледжу (этот статус учебное заведение получило всего два года назад), а Асбестовскому музыкальному училищу (АМУ). Именно так оно называлось в 1969 году, когда состоялся первый набор. Кто-то всерьёз обеспокоен: вместит ли всех гостей Большой зал? Кто-то предвкушает встречу с учителями и сокурсниками. Кто-то просто хочет побродить по знакомым коридорам. Что за особая атмосфера царит в колледже, что огромная армия бывших студентов рвется на грядущий юбилей, преодолевая километры и обстоятельства? Ответ предлагаю поискать в воспоминаниях первых. Первых педагогов и студентов Асбестовского музыкального училища.

Александр УНДОЛЬСКИЙ, директор колледжа искусств, в училище работает с 1971 года:

— Собственно, открывать музыкальное училище в Асбесте и не собирались: рассматривались Каменск-Уральский, Первоуральск. Но что-то там не заладилось. Тут надо огромное спасибо сказать тогдашнему председателю асбестовского горисполкома В. Толмачёву, пообещавшему сделать всё для открытия училища в Асбесте. И сделавшему всё. Он нашёл помещение, купил музыкальные инструменты, обеспечил жильём преподавателей (когда я приехал на Урал из Хабаровска, меня ждала двухкомнатная квартира). Его фамилия должна быть вписана золотыми буквами в летопись училища. Толмачёв понимал: промышленному городу необходимо учебное заведение, которое формировало бы имидж города, его культурную среду.

Татьяна ГАЙДАМОВИЧ, бывший преподаватель теоретического отделения училища, работала с 1969 года:

— И Толмачёв же в первый год работы вызвал Александра Николаевича (Колотурского, первого директора музыкального училища. — Прим. ред.) где-то в октябре и сказал: «На демонстрации музыкальное училище должно идти со своим духовым оркестром». На что Колотурский возразил: «У нас нет оркестрантов, есть только баянисты, домристы, аккордеонисты…». «Их и научите!». В результате на демонстрации училище шло со своим оркестром, даже туба была! Но как успели купить инструменты, научить играть аккордеонистов и балалаечников?

В первые годы училище разместилось в жилых помещениях школы-интерната. Классы — перегороженные плитами ДВП спальные комнаты. Представляете, что это значит в музыкальном учебном заведении — звукоизоляции-то никакой! В одном из таких классов перед первыми вступительными экзаменами Олег Гайдамович, преподаватель фортепианного отделения, играл что-то из Бетховена. Заглянула абитуриентка, увидела молодого педагога, кудрявого, с шапкой волос, как у Вана Клиберна, и сказала: «Мам, поехали отсюда. Здесь какой-то мальчишка так играет, что мне здесь делать нечего».

В интернате же было помещение с забавным названием «ногомойник»: вдоль стены — отгороженные раковины, над ними — краны с водой. Раньше в нём ноги мыли перед сном. Этот «класс» два месяца занимал Владимир Чекасин (сейчас всемирно знаменитый саксофонист), тогда — педагог по классу кларнета. Рассказывали, уроки у него проходили весьма своеобразно: Чекасин садился на барьерчик ногомойника, открывал сборник Вознесенского. Читал про себя. Вслух хохотал. А ученик в это время гонял гамму вверх-вниз, вверх-вниз…

Александр УНДОЛЬСКИЙ:

— В 1971-м мне предложили должность заведующего отделением народных инструментов. Занимались студенты тогда фанатично. Мне однажды объявили выговор (который я с удовольствием принял) за то, что учащиеся отделения играли в коридоре, причём не наигрывали — играли со всеми динамическими оттенками, а акустика та ещё. Но всё равно, приятный факт: любая свободная минута отдавалась музыке. В четыре утра ребята вставали, чтобы занять очередь на класс и в шесть начать заниматься! Если же студент не приходил, его лишали права пользования классом. Ночами, думаю, тоже занимались, правда, делать это надо было подпольно. У нас была сторож и техничка в одном лице, Анна Фёдоровна, которая очень рьяно следила за порядком, вечерами гоняла студентов из классов, днём — из коридоров. Боялись её все, за глаза называли «ночным директором».

Елена ЛУКАШЕНКО, выпускница Асбестовского музыкального училища первого набора:

— После лекций домой идти не хотелось. Я — из Асбеста, и вполне могла готовиться к урокам дома, но предпочитала оставаться в училище. Видимо, обстановка располагала. Одно из самых больших испытаний — вступительные экзамены, в голове крутится: «как я сыграла», «как слушала комиссия», «какую оценку поставят»… Но вдруг внимание привлекла улыбка Александра Николаевича Колотурского, мягкая, располагающая. Благодаря ей такая удивительно доброжелательная атмосфера сложилась, что лишние страхи ушли. А ощущение душевности, теплоты сохранилось и в годы обучения. Уже будучи студенткой, не раз думала, «как хорошо, что сюда попала», собиралась ведь серьёзно заняться иностранными языками. Асбестовское училище — очень хорошая база для жизни вообще, для умения выстроить человеческие отношения. Своих учителей всегда вспоминаю с теплотой и благодарностью. Мы постоянно ходили в походы, участвовали в капустниках, придумывали праздники…

Татьяна ГАЙДАМОВИЧ:

— Кстати, тогда в нашем концертном зале часто выступали исполнители — теперь мастера мирового масштаба. Нынче филиалу Свердловской филармонии в Асбесте десять лет. Но это возрождённые отношения. Ещё до абонементной системы какие здесь звучали концерты! Виктор Третьяков приезжал со своим оркестром, Гидон Кремер играл с Татьяной Гринденко. Здесь были пианисты: Станислав Нейгауз, Николай Петров, Дмитрий Башкиров, Алексей Наседкин, Владимир Крайнев, Игорь Жуков… Однажды с классом Михаила Воскресенского приехал молоденький ещё Дима Маликов, отыграл что-то из Брамса в училище и бегом помчался в киноконцертный театр «Прогресс», где начинался его эстрадный концерт. Помню, половина девчонок сорвалась из музучилища вслед за Маликовым.

Мы вообще старались, чтобы дети развивались разносторонне. Долгое время в училище действовал киноклуб. Я всегда увлекалась кино и переживала, что дети практически не знают хороших фильмов. В кинотеатрах показывали то индийские фильмы, то арабские. Связались с кинопрокатом. В результате увидели «Травиату» Дзеффирелли, «Амадеуса» Формана, картины Тарковского. Позже приехала Ольга Шуликова (преподаватель мировой художественной культуры и музыкальной литературы. — Прим.ред.), писавшая интереснейшие аннотации к фильмам.

Александр УНДОЛЬСКИЙ:

— Но это было уже в новом здании, куда училище переехало в 1974 году. Студенты настолько горели желанием скорее перебраться в новое помещение, что с энтузиазмом работали на стройке на общественных началах. На каком-то вечере встреч студенты-народники рассказывали: когда заливали бетонный пол в малом зале, они оставили на нём то ли отпечатки своих рук, то ли что-то выложили в растворе. И если вскрыть, то, видимо, обнаружится их рукотворчество… В первые годы набор был большим, а отделений всего три: фортепианное, народных инструментов и дирижёрско-хоровое.

Татьяна ГАЙДАМОВИЧ:

— А до выпуска из первого набора дошли сорок девять человек. Отсев был значительным. Я помню, когда первого студента исключали, на педсовете я плакала, умоляла оставить его, переживала отчисление как мировую трагедию.

Буквально через пару лет добавили теоретическое отделение. Обычно оно в новом музучилище появляется через несколько лет, для него нужна хорошая материально-техниче-ская база: фонотека, библиотека. За два года их не соберёшь. Но у нас как-то получилось.

Александр УНДОЛЬСКИЙ:

— Два года назад у нас появились три немузыкальных отделения: театральное творчество, хореографическое, отделение дизайна. Жизнь заставила. На музыкальные специальности приём падает. И ситуация такая не только у нас. Изменился ли после этого дух училища? Всё меняется, жизнь становится прагматичнее. Сейчас студенты не то что ночами не занимаются, как-то я зашёл в воскресенье в училище — тишина…

Олег ГАЙДАМОВИЧ:

— Разговор мы начали с немузыкальных традиций училища, о победах или даже участии в каких-то конкурсах не было ни слова, пробиться тогда куда-то было очень непросто. Сейчас наши студенты регулярно участвуют в самых разных конкурсах и регулярно привозят награды. И общественная жизнь идёт своим чередом: проходят какие-то вечера, праздники, ходим в походы. Но пока училище живёт поиском ответа на вопрос: чем жить? И очень интересно, какова будет идея, которая всех объединит — ведь в учебном заведении должна существовать особая атмосфера.

Эйнштейн говорил: «Целью школы всегда должно быть воспитание гармоничной личности, а не специалиста». Почему время от времени мы возвращаемся? В родной город, к старым друзьям, к первым учителям. Почему юбилеи школ, училищ, университетов собирают полные залы выпускников? Может быть, для того, чтобы отдохнуть от суеты, вспомнить, о чём мечтал, будучи студентом, и, вновь покинув родные стены, постараться воплотить заветную мечту.

Учителя ждут своих воспитанников 5 ноября в 17 часов на концерт бывших студентов училища и 6 ноября в 14 часов на праздничную программу.

Ирина ВОЛЬХИНА.




Источник: http://www.oblgazeta.ru
Категория: Образование | Добавил: Admin (03.11.2009)
Просмотров: 5688 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar