Владимир КЛИМИН: «Мы должны оказать помощь качественно и вовремя»

Два с лишним часа министр здравоохранения Свердловской области Владимир Климин отвечал на вопросы читателей «Областной газеты». Они касались и конкретных случаев, и проблем, волнующих многих. Беседовал министр с жителями области и об ответственности врачей за то дело, которому они себя посвятили. По завершении «Прямой линии» Владимир Климин поделился первыми впечатлениями:

- Сегодня люди требуют качества и доступности. И это обоснованно. Мы пережили негативный период, когда, от нас, в том числе, требовали: «Дайте хоть что-то». Сейчас говорят: «Дайте качественное». И мы должны соответствовать этим требованиям. Считаю, что острота проблемы в отрасли снята, люди спрашивают о более демократичных механизмах получения лекарств, не стало системных вопросов о попадании на операцию, о нехватке или отсутствии препаратов, в основном частные случаи. Это показатель видимых результатов работы министерства. Но это не повод успокоиться: проблемы в здравоохранении Свердловской области есть, и мы будем их решать.


Маргарита Григорьевна ЯКОВЛЕВА, Екатеринбург: 

— Здравствуйте, Владимир Григорьевич, существует ли программа поддержки и лечения беременных женщин в местных санаториях? 

— Да, такая программа существует. 

— И как в неё попасть? Моей дочке это очень надо. 

— Главное, чтобы у неё было направление от акушера-гинеколога, от лечащего доктора, который знает её проблему. 

— Наш врач сказал, что попасть в санаторий очень сложно, практически невозможно. 

— Я думаю, что это не так. В минздраве есть отдел по организации медицинской помощи матерям и детям, вы туда позвоните, изложите ситуацию, и вам постараются помочь. Программа работает, и получать подобные путёвки имеют право все жители Свердловской области. Спасибо за звонок, мы поработаем в информационном плане, чтобы разъяснить, какие показания есть для санаторного лечения. 

Маргарита Ивановна БОРИСОВА, Краснотурьинск: 

— Добрый день. У меня вот какой вопрос. У моего внука инвалидность с детства. У него нет одного глаза, стоит протез, на втором глазу зрение стало резко падать. В 2008 году с него сняли инвалидность, хотя ему не было 16 лет. Мы обратились в федеральные органы, которые подтвердили правильность снятия. И в то же время в документах написано, что в случае ухудшения зрения мы можем обращаться повторно. Мы обратились. Нам снова отказали. 

— Служба медико-социальной экспертизы — федеральная структура и к минздраву Свердловской области не имеет никакого отношения. Но насколько я знаю, потеря одного глаза при сохраненной функции второго не является основанием для инвалидности. 

— Но у него же теряется зрение и на втором… 

— Понятно. Я предлагаю полечить вашего внука, чтобы у него второй глаз видел. Подкорректировать, чтобы он был полноценным. Мы переговорим с глазной клиникой ОКБ №1, с профессором Коротких и постараемся полечить так, чтобы зрение больше не падало. Минус два, даже на одном глазе, к сожалению, не является основанием для инвалидности. Вам нужно добиться стабилизации зрения, чтобы один глаз работал. Инвалидность не вернёт глаз. Надо вопрос ставить в другом ракурсе — вылечить единственный глаз. Это будет большим плюсом, нежели получение инвалидности. Согласны? 

— Согласна. 

— Я договорюсь с профессором Коротких, чтобы он посмотрел вашего внука. 

Римма Борисовна СИДОРОВА, Екатеринбург: 

— Я коренная жительница Екатеринбурга. Несколько лет назад на меня напал бандит, потеряла сознание, и таким образом стала инвалидом второй группы. Ходила к невропатологу в 33-ю больницу, она мне выписывала лекарство, потом направила в психбольницу. Участковый мне ничего толком не выписывала, невропатолог тоже. А у меня голова кружится, пошатывание… Нет хорошего лекарства. 

— Римма Борисовна, по телефону сложно разобраться в такой ситуации. Я думаю, что вам обязательно нужно пройти обследование. Раз врач не выписывает лекарство, значит, не считает нужным. Я не могу заставить его выписать вам то лекарство, которое вам хочется. Если у вас есть проблемы и жалобы — пройдите обследование. Вы лежали в больнице? 

— Нет. 

— Надо обследоваться, понять причину вашего состояния и только потом назначать лечение. По желанию больного лекарства не выписываются. Оставьте нам ваш телефон. Мы всё выясним и с вами свяжемся. 

Николай Борисович МОЛЧАНОВ, Невьянск: 

— Я бы хотел поговорить об ответственности врачей. Лечиться невозможно, милиция не работает, народный контроль не работает, ужас, ужас.. 

— Не так всё пессимистично, Николай Борисович, институты гражданского общества работают. Другое дело, что их работа требует корректировки. 

— Нет ответственности у врачей. Дай ему хоть сто тысяч. Нет у него ответственности. 

— Ответственность слово хорошее, а действие — ещё более хорошее. Так что давайте будем действовать, и если вы понимаете, как вернуть эту ответственность, мы ждём ваших предложений. Я согласен, что ответственность нужно возвращать во все сферы нашей жизни, в том числе — в здравоохранение. 

Виктор Сергеевич ПРОЩЕВАЕВ, Екатеринбург: 

— Я инвалид второй группы. Мне подобрали лекарства, которых нет в льготном списке, и приходится всё покупать за деньги. Каждый месяц уходит по семьсот рублей, а пенсия — пять тысяч. 

— Вы относитесь к льготной категории граждан? 

— Да. 

— Давайте поступим таким образом. У нас есть «файл исключения», напишите заявление на моё имя, мы рассмотрим вашу заявку и, думаю, поможем вам. 

— Ой, спасибо большое. А можно ещё вопрос? 

— Конечно. 

— В поликлинике на Комвузовской нет ни уролога, ни эндокринолога, приходится их искать в других местах. А это тоже деньги теперь — ездить в транспорте из одной больницы в другую. Мы — нищие и никому не нужные, отработав всю жизнь и всю войну на государство, сегодня выброшены на задворки истории. Владимир Григорьевич, дорогой человек, вы же понимаете, о чём я говорю. 

— Конечно, понимаю. Отсутствие врачей в поликлиниках — проблема муниципального здравоохранения. Екатеринбургское управление здравоохранения должно укомплектовывать врачами и специалистами поликлиники. Вы не должны ездить из больницы в больницу, я согласен. 

Мария Геннадьевна КУКЛИНА, Невьянск: 

— Здравствуйте, Владимир Григорьевич, у меня бабушке 70 лет, она перенесла два инфаркта, и мы не знаем, положена ли ей группа инвалидности. 

— Вам нужно попасть на медико-социальную экспертизу, где и примут решение, посмотрев историю болезни и проведя освидетельствование. 

— Это через участкового врача? 

— Да. Но если врач отказывается, вы имеете право обратиться к зав. поликлиникой, в горздрав. Но вообще отказать не должны. 

Ирина Николаевна МУРЗИНА, Екатеринбург: 

— Я хотела бы узнать: в поликлинике по месту жительства хочу поставить прививку от клеща, но уже вторую неделю говорят, что для пенсионеров вакцины нет. Ограничена вакцина в этом году? 

— Вакцина бесплатная (за счёт областного бюджета) в этом году предназначена прежде всего для детей. Муниципалитеты из своего бюджета могут покупать и покупают и вакцинируют своих граждан. В Екатеринбурге центр вакцинопрофилактики в 33-й больнице — обратитесь туда, думаю, вам там помогут. 

— Большое спасибо. 

Тамара Васильевна ЗЫРЯНОВА, Серов: 

— С апреля 2009 года мне дали инвалидность II группы, когда пришла оформлять документы, инспектор сказала, что две льготы не положено, и с меня сняли тот пакет, который я заключала в прежние годы. 

— А вы отказались от соцпакета? 

— Я не отказывалась. Только от тех льгот, которые положены как вдове. 

— Вам нужно обратиться в управление соцзащиты, чтобы там все разъяснили и разобрались. Мы эти вопросы не регулируем. Одно могу сказать, что для людей, регулярно нуждающихся в лекарствах, иметь натуральную льготу выгоднее, чем деньги. 

Вера Андреевна АЛЕКСЕЕВА, Екатеринбург: 

— Вот у меня какое дело. Я инвалид I группы третьей степени. Два года просила справку в поликлинике у хирурга, чтобы не платить за лифт. И никак не могу получить её. Я не ходячая — перелом шейки бедра. Врачи всё тянут и тянут. А за лифт по 45 рублей с человека берут. Для меня это деньги. 

— Конечно, это бюрократические безобразия. Я переговорю с главным врачом, и вам такую справку выдадут. Надеюсь, она поможет в получении льготы в оплате за лифт. 

Елена ПАНОВА, Первоуральск: 

— Владимир Григорьевич, прошла информация, что в нашей области будут прививать девочек от рака шейки матки. Это правда? 

— Губернатор Эдуард Россель принял решение о выделении дополнительных финансовых средств на реализацию регионального календаря прививок, в том числе и по профилактике вируса папилломы человека. Категории девочек и молодых женщин, подпадающих под эту программу, — с 13 до 26 лет. Мы начнём с самых маленьких, и каждый год будем увеличивать количество тех, кого прививаем. Обязательно будем жителей области информировать о всех шагах в этом направлении. В СМИ будет много информации, в том числе на сайте минздрава. Частично программа будет финансироваться из муниципального бюджета, кроме основного областного, а также из средств предприятий и граждан. В России подобных программ пока не существует. Эти прививки очень дорогостоящие. 

(С подобными же вопросами обратились к министру Елена Николаевна МИНИНА, Любовь Николаевна ПЛОТНИКОВА). 

Анна Степановна, Екатеринбург: 

— Владимир Григорьевич, вы в курсе, что в 23-й больнице поликлиника в критическом положении? Там нет окулиста, лора, эндокринологов — два, урологи по совместительству, попасть к ним невозможно. Терапевт выписывает лекарства диабетикам на один месяц, и это выходит, что нужно взять талон, выписать рецепт, очередь отстоять: лекарства нет — идёшь снова, когда вызовут, а в субботу — не работают. А почему бы в субботу не работать: родственники могли бы ходить за лекарством. 

— Согласен. И в субботу надо найти вариант, чтобы принимали поликлиники. Ко мне уже обращались работающие граждане с таким вопросом. Это правильно. Как правильно и то, что тем, кому тяжело ходить по аптекам и стоять по очередям, могли бы родственники получать рецепты. Мы подумаем и отработаем эту ситуацию, а что касается укомплектованности кадрами, 23-я больница — екатеринбургская, и это всё регулируется городским управлением здравоохранения. Мы обязательно передадим им вашу озабоченность. 

— Нас просто вынуждают идти в частные диагностические центры, где все обследования и консультации намного дороже. А где пенсионерам столько денег взять? У меня диабет, меня почему-то консультирует терапевт, а не эндокринолог. Это ведь не дело… 

— Не дело, согласен. Вопрос доступности первичной помощи в поликлиническом звене, особенно в крупных городах, стоит остро. Мы назначили ряд системных проверок, как выполняется программа государственных гарантий обеспечения граждан бесплатной медицинской помощью, но самая главная проблема в сложившейся ситуации — отсутствие кадров. 

— Но всё равно — так же нельзя… 

— Конечно, нельзя. Не случайно губернатор создал совет глав муниципальных образований по вопросу доступности и качества оказания первичной помощи в муниципальном звене. От разделения здравоохранения на государственное и муниципальное население не должно страдать. 

— У нас свой мединститут, а кадров нет. Надо заставить их работать и отрабатывать три-пять лет, когда заканчивают… 

— Мысль очень хорошая. Я давно об этом говорю. Но по федеральным законам мы не можем этого сделать. Учим, учим за государственный счёт, потом они уходят в коммерческие или фармацевтические фирмы. Деньги государственные выброшены на ветер. 

Хотя и в этом направлении делаем немало — второй год осуществляется целевой набор студентов за счёт средств областного бюджета, в контракте которых жёстко оговорены условия работы после окончания обучения в академии. 

— Вы такой большой человек, зайдите к Медведеву на сайт и скажите ему все свои предложения. 

Александр Николаевич НЕЛЮБИН, Заречный: 

— Скажите, чем город Заречный провинился перед областной стоматологией на Щорса? Там не делают ни ветеранам, никому протезирование бесплатно! 

— Разберусь с руководителем, не готов сразу ответить. 

— А вообще у нас в Заречном все процедуры платные — УЗИ почек, щитовидной железы. Это правильно? 

— Конечно, неправильно. Но, к сожалению, МСЧ-32 относится к Федеральному медико-биологическому агентству. И все вопросы здравоохранения — федерального подчинения. Мы переговорим с руководителем ФМБА, раз есть столько претензий у жителей. 

Сергей Ильич ЯКОВЛЕВ, Заречный: 

— Я по вопросу обеспечения пациентов лекарствами в индивидуальном порядке по федеральному регистру. 

— Слушаю вас. 

— По решению комиссии мне выделяется квинакс. Но вот полугодие истекает, а мне сказали, что на следующие полгода мне его уже не выдадут. 

— Неправда. Всё будет по-прежнему. Документы должны нам направить, и мы по той же схеме направим препарат. Подойдите к своему зав. поликлиникой. Если будут отказывать, звоните мне. 

Людмила Николаевна РОГОЖНИКОВА, Талица: 

— Я диабетик в хронической форме, пользуюсь тиоктацидом, покупаю его за свои деньги. Знаю, что с 2007 года его не включают в списки. На основании чего? Где правда? Нужно сделать так, чтобы мы получали это лекарство! Я инвалид II группы. Мне тиоктацид необходим. Я его получила только один раз, года два назад. Я уже устала приходить. Постоянные отговорки: «Нет, он не включен в реестр». Почему? Мне это непонятно. Люди с хронической формой сахарного диабета должны получать в полном объёме эти лекарства. Тиоктацид мне необходим и для глаз, и для ног, и для почек. 

— Людмила Николаевна, во-первых, лекарство назначает лечащий врач. Если оно не входит в перечень… 

— Почему не входит? Входило же! Я его однажды получила… 

— Если лекарство не входит в перечень, вы имеете право обратиться к своему врачу-эндокринологу или приехать в областной эндокринологический центр к Александру Валентиновичу Тарасову, чтобы вам подобрали препарат по показаниям, если выписываемые лекарства не действуют. Но для этого вы должны приехать к специалистам и пройти обследование. Если нет медицинских показаний, препараты не назначаются. Я ему эту информацию дам, вы созвонитесь с ними. Соответственно, после этого будет приниматься решение, положен вам этот препарат или нет. 

— Все препараты, которые мне нужны, я получаю. Тиоктацид — лекарство нужное не только мне, но и всем, больным диабетом. Я не знаю, что ещё тут доказывать, если у меня хроническая форма. Он мне помогает, чтобы я не слепла. Если не пью, ноги как в цементе… 

— Я Тарасову подскажу, и с вами свяжутся. 

Шамиль Шакирович ШАКИРОВ, Екатеринбург: 

— Доктор направила меня на снимок в поликлинику на Московской, 2. Услуга там платная, хотя я — инвалид II группы. УЗИ щитовидки тоже за деньги. Мне сказали, что надо заплатить за этот снимок в кассу 230 рублей, только тогда меня примут. Помогите, пожалуйста, разобраться. 

— Государство гарантирует объём бесплатных услуг, в том числе и УЗИ. Почему вам только платный вариант предложили, разберёмся. Даже если бы вы были здоровым человеком, это неправильно. Выделяются огромные государственные деньги. Будем принимать меры для того, чтобы платные услуги были лишь дополнением к основным бесплатным. 

Татьяна Анатольевна БЫКОВА, Екатеринбург: 

— Будут ли в поликлиниках отпускаться для федеральных льготников полоски для глюкометров чаще, чем по одной упаковке? 

— Они отпускаются. Мы полоски покупаем, развозим по поликлиникам. Существует проблема? 

— Инсулинозависимым этого очень мало. 

— Мы переговорим по этому вопросу с эндокринологами, они с вами свяжутся. 

— У меня второй вопрос: будут ли возвращены по льготному списку сосудистые препараты, например, тиоктацид? Два года назад мне его выписывали в таблетках. 

— Вы знаете, что список составляют в Минздравсоцразвития РФ, мы лишь его корректируем. Я переговорю с нашими фармацевтами. 

— Два раза в год мне необходимо лечиться сосудистыми препаратами, ставить капельницы, а потом пропивать таблетки. 

— У вас основное заболевание эндокринологическое? 

— Да, сахарный диабет и щитовидка. 

— Хорошо, уточним у фармацевтов. Но ещё раз повторяю: в любом случае всё это будем делать только при назначении, которое выписывает врач. На сегодня у нас есть полный запас таблеток, который полагается по перечню, они закуплены и находятся и на региональных складах, и в аптеках. Конечно, есть проблемы, связанные с тем, что кто-то не успел подвезти лекарства на региональный склад или аптека их поздно заказала, но это вопросы технического характера. Население у нас обеспечено препаратами. По крайней мере, вспомните, что было раньше. У нас вообще ничего не было. Я считаю, что проблема более или менее решается. По конкретным вещам, конечно, по-разному бывает: непереносимость, аналоговые замены. Эти вопросы нужно решать индивидуально с врачом. 

Марина Васильевна ЕРЁМИНА, Екатеринбург: 

— Здравствуйте, я по такому вопросу: пришла отремонтировать зубы в свою поликлинику, и мне отказали в бесплатном протезировании. Я труженик тыла, ветеран труда, инвалид II группы. Мне говорят: «Вы не подходите. Если бы не были инвалидом, мы бы вам сделали протезирование бесплатное». Ничего не могу понять. 

— Протезирование — один из самых сложных вопросов. Обижаются наши пенсионеры, у которых есть заслуги. Будем разбираться и принимать меры. Поликлиника какая? 

— Угол Шарташской-Луначарского. 

— Постараемся вам помочь, но проблема системная. Нужно принять решение, чтобы все наши ветераны имели возможность бесплатного зубопротезирования, потому что много жалоб. Это проблема федерального значения, будем писать на Голикову, чтобы вернули льготы. Но вам помогут. Мы поговорим с ними, и с вами свяжутся. 

— Хорошо. Спасибо. 

Герман Николаевич КОЧЕВ, Ключевск: 

— У нас создан Уральский научно-исследовательский институт человека. Не подскажите его адрес? 

— Адрес не подскажу, но то, что такой институт есть, абсолютно точно знаю, сам принимал участие в его заседаниях. Позвоните в приёмную Семёна Спектора в госпиталь инвалидов всех войн, там вам подскажут адрес. 

Татьяна Анатольевна ТИТОВА, Екатеринбург: 

— Здравствуйте, Владимир Григорьевич. Я работаю на госслужбе в Екатеринбурге, здесь у меня нет регистрации. На месте работы мне выдали страховой медицинский полис. По какому адресу мне обращаться: по месту своего фактического проживания или по месту нахождения организации? 

— По месту фактического проживания. 

— У меня второй вопрос. Я приехала из Пермского края, страховой полис ребёнку выдаётся по месту регистрации. Как здесь он будет получать? 

— Вам надо получить временную регистрацию. По закону «О медицинском страховании» вне зависимости от того, в каком субъекте проживает человек и где он получил полис, вам обязаны оказывать медицинскую помощь. По крайней мере, в ТФОМСе существует отдел межбюджетных отношений. С Пермским краем финансовые отношения регулируются. Если не будут принимать по пермскому полису, вам нужно обратиться в фонд медицинского страхования. Они являются ответственными за базу данных застрахованных и за работу по выдаче полисов. Я думаю, что вам помогут. 

— Я ходила по месту прописки в свою медицинскую страховую компанию, хотела узнать перечень обязательных медицинских услуг. Сказали, что в каждой области он может быть разный. 

— Если у вас корпоративная страховая компания, если вы работаете в каком-то филиале, то это уже проблема страховой компании оплатить ваши медицинские услуги. По большому счёту даже ТФОМС здесь является вторичным органом, страховая компания обязана обеспечить вас медицинской помощью, потому что она за это получает от государства деньги. 

— Понятно, то есть я иду по месту фактического проживания с ребёнком, и нас должны принять. 

— Да. 

Светлана Викторовна СИМАКОВА, Североуральск: 

— Добрый день. Моему ребёнку 6 лет. В 2007 году он заболел сахарным диабетом первого типа. Болезнь протекает очень тяжело, мы находимся на лечении в эндокринологическом центре Областной детской клинической больницы № 1. В прошлом году нам предложили воспользоваться инсулиновой помпой. По результатам использования помпы мы увидели, что ребёнку стало значительно легче переносить болезнь, нам легче контролировать уровень сахара в крови. Хотим приобрести эту помпу. Я делала запрос в министерство финансов и в налоговую службу для получения специального вычета по приобретению этого дорогостоящего оборудования. Нам отказали. У меня к вам большая просьба помочь нам приобрести помпу для ребёнка. 

— Инсулиновые помпы, к сожалению, не являются предметами, которыми мы обеспечиваем наших граждан. Здесь я вам вряд ли смогу помочь. 

— А профинансировать из средств областного бюджета? 

— Это невозможно. Областной бюджет не взял на себя такие обязательства в 2009 году, потому что наша задача, прежде всего, обеспечить вас бесплатными лекарствами. Понятно, что помпа — самый щадящий способ введения инсулина, тем более для маленьких детей. Она сохраняет двигательную активность. Надо искать другие варианты. Мы, безусловно, будем такие вопросы ставить, но в 2009 году вряд ли это возможно при дефиците средств, которые выделяются. 

— Что же нам делать? 

— Единственное, что пока можно сделать — купить помпу за свой счёт или найти спонсоров. 

— Ни один из спонсоров не берётся приобретать такое дорогостоящее оборудование, а покупать самостоятельно возможности нет. Я, например, государственная гражданская служащая, зарплата у нас невелика. С учётом того, что помпа на конец 2008 года стоила 145 тысяч рублей, а сейчас 180 тысяч рублей, нет возможности накопить эти деньги. Получить вычет мы тоже не можем. 

— Надо эти вопросы ставить перед федеральным правительством, потому что сегодня я пообещаю вам, что помогу, и не смогу. Болтуном выглядеть не хочу. В бюджете этих денег не предусмотрено. Проблема, безусловно, существует. Давайте вместе добиваться того, чтобы приобретение дорогостоящего оборудования, которое является предметом жизненной необходимости для больных, включили в федеральную программу. Есть ещё проблемы, которые, к сожалению, не охвачены. 

— Возьмите, пожалуйста, на контроль. Мы не можем найти спонсоров. Я на них пытаюсь выйти через Интернет. Нашла московских спонсоров, но мы не попали ни под одну категорию: то мы не жители Москвы, то ребёнок не сирота, то ещё что-нибудь. 

— Я переговорю с нашими специалистами, которые взаимодействуют с фирмами-производителями и продавцами лекарств. Они продают в том числе и помпы. Может быть, удастся вам помочь, но не гарантирую. Попробуем найти вариант. 

— Спасибо. До свидания. 

Нина Тимофеевна МАШЕНЦЕВА, Екатеринбург: 

— Здравствуйте, Владимир Григорьевич. У меня в 2005 году был микроинсульт. Ранее установлен диагноз ИБС-стенокардия. В 2006 году дали III группу ограничения трудовой деятельности, в 2007-м её подтвердили. В 2008-м группу подтвердили без срока, а степень ограничения сняли. Мне исполнилось в прошлом году 70 лет, значит, я стала трудоспособной? И как это вяжется с моими заболеваниями? 

— Я первый раз слышу вашу историю. Если вам стало лучше, то слава Богу. Вы по возрасту и так пенсионер, вам какая разница, сняли степень ограничения трудоспособности, или нет. Это влияет на что-то? 

— Влияет. Я стала меньше получать по группе. 

— А чувствуете себя как? 

— Постоянная борьба с болезнями. 

— Служба медико-социальной экспертизы не входит в компетенцию мин-здрава. Она является отдельным ведомством. Я не могу на них повлиять. Если необходимо, чтобы вас обследовали, могу помочь. Снять или назначить группу не в моих силах. 

— А служба МСЭ кому подчиняется? 

— Непосредственно федерации. Они вошли в состав Федерального медико-биологического агентства Минздравсоцразвития. 

— А в Екатеринбурге они кому подчиняются? 

— Ирина Ивановна Кузнецова — руководитель областной МСЭ. Служба подчиняется только Москве. Конечно, работу этой службы надо кардинально менять, потому что у людей, которые обращаются туда, проблемы со здоровьем, ограничение движения. Я разговаривал в Москве с руководителем Федерального медико-биологического агентства, так есть проект, предусматривающий, чтобы эта служба была доступна для людей. Я думаю, что в ближайшее время будут изменения в работе этой службы. Пересмотрят законы, и вам будет покомфортнее. 

Вера Николаевна ЛЕМПЕРТ, Асбест: 

— Здравствуйте. Мой муж инвалид II группы третьей степени. Он перенёс три инсульта. Ему 62 года. У меня такой вопрос: сейчас открылись сосудистые отделения в областной и сороковой больницах. Скажите, можно ли там пролечиться? 

— По показаниям — да. Эти отделения работают на людей, у которых есть симптомы инфаркта, инсульта. 

— Какие документы нужно и к кому обратиться? 

— По этой проблеме вам надо связаться с вашим начальником управления здравоохранения Устюговой, чтобы она организовала процесс лечения в сосудистом отделении для вашего мужа. 

— Спасибо большое. Всего доброго. 

Евгений Александрович ПЕТРОВ, Екатеринбург: 

— Столкнулся с проблемой очередей в поликлиниках. На это тратится очень много времени. Какие-то меры будут приниматься? 

— Меры, конечно, будут приниматься. Это одна из самых острых проблем. Она связана, во-первых, с нехваткой специалистов. Во-вторых, с организацией медицинской помощи. Вам нужно обращаться в горздрав Екатеринбурга. 

— Вы тоже как-то можете повлиять? 

— Очень косвенно, потому что они нам не подчиняются напрямую, только мэру. Эту проблему надо решать комплексно. Одна из самых острых проблем в первичном звене — доступность и качество оказания медицинской помощи в поликлиниках. 

Василий Алексеевич КУДРЯШОВ, Туринск: 

— Моя внучка болеет. В позапрошлом году мы покупали путёвку в «Обухово», но выдохлись. Я на пенсии, отец от рака умер, мать болеет, а она студентка УрГУ. У неё вторичный пиелонефрит, врачи рекомендуют ей «Обухово». Вы не сочтёте возможным рассмотреть вопрос о выделении ей путёвки в этом году? 

— У нас таких путёвок в минздраве нет. Надо, чтобы она обратилась в свой студенческий профсоюз. Если путёвка в «Обухово» есть, вам её должны выдать, но обязательно по направлению врача. 

— Направление есть. 

— Пусть ваша внучка обратится в проф-ком. В профсоюзе студентам выдают материальную помощь. Можно получить деньги и на них купить путёвку. Если не получится, пусть звонит в приёмную минздрава. Путёвку не обещаю: у нас их всего 10 штук на весь год. Есть люди, которым по показаниям необходимо лечение только там. Но, по крайней мере, подскажем, что делать. 

Антонина Петровна МАКСИМОВА, Екатеринбург: 

— Здравствуйте, уважаемый Владимир Григорьевич. Обращаюсь с просьбой от группы инвалидов-диабетиков. Дважды в год приходится лечиться в больнице, а лечение очень дорогое. Просим включить в список льготных лекарство тиоктовую или липоевую кислоту в таблетках и ампулах. Пенсии на дорогостоящее лечение не хватает. В списках когда-то было это лекарство, но врачи его не выписывают почему-то. И ещё вас очень прошу опубликовать список льготных лекарств в «Областной газете». И ещё: у инвалидов нет средств на платное протезирование зубов. Просим решить это вопрос в будущем. 

— Списки льготных лекарств опубликуем: и по федеральным, и по областным льготникам. Что касается лекарств, я вопрос адресую специалистам-эндокринологам. Если они скажут: «Да, эти препараты нужны», постараемся их включить. 

Галина Яковлевна ЖИЖИЛЕВА, село Кировское, Алапаевский городской округ: 

— Здравствуйте. Я председатель совета ветеранов. У нас проблема: раньше была больница в селе, но потом её закрыли, сделали общую врачебную практику. Было четыре койки на стационар, оставили две. Была «Скорая помощь» в ночное время, но её решили убрать. Наша «Скорая помощь» обслуживает 2300 жителей, 10 сёл. Мы останемся и без стационара, и без «скорой». Как быть? 

— Я поручу своему заместителю, который курирует вопросы муниципального здравоохранения, разобраться с вашим главным врачом. Это Синячиха? 

— Нас обслуживает Синячиха, а мы на расстоянии 40 километров от них. Как она может к нам приехать? 

— Разберёмся, ответ представим. 

Станислав Никитович БОГДАНОВ, Екатеринбург: 

— Добрый день. Я инвалид II группы, ветеран труда. В поликлинике выписывают лекарства только те, которые внесены в список, данный аптекой поликлиники. Некоторые лекарства там отсутствуют. Непонятно, как действовать? Терапевт говорит: «Я не могу выписать. Потому что у меня в списке нет», в аптеке говорят: «Если вам нужно, должен терапевт прописать». Получается замкнутый круг. Я не могу получить лекарства. 

— Скажите, о каких списках идёт речь? 

— Перечень, который составляет аптека о наличии лекарств. 

— То есть лекарства в списке есть, просто их не предоставляет аптека. Я правильно понимаю? 

— Да. Как узнать о том лекарстве, которое должен терапевт выписать? 

— В начале года публиковался список льготных лекарств, которые можно выписывать. 

— Я понимаю. Они прекрасно знают, что можно выписывать, но они не выписывают, потому что лекарств в аптеке нет. 

— На это просто нужно жаловаться. В горздрав сначала, потом нам звоните, объясните, какой конкретно препарат не выписывают и по какой причине. Будем разбираться, потому что все лекарства закуплены. Это просто или их недоработка, или не умеют организовать процесс. 

— В аптеке администратор говорит: «Нам не привезли», но ведь терапевт должен выписать рецепт… 

— Я сейчас вам объясню, как происходит эта процедура. Каждое муниципальное образование, а в Екатеринбурге ещё и каждый район, поскольку они большие, должны иметь список льготников, которые имеют право получать лекарственные препараты. Этот список разбит на группы: по каким основным заболеваниям эти лекарства должны предоставляться. Министерство здравоохранения отвечает, чтобы лекарства были закуплены и находились на региональном складе. На каждый региональный склад дают эту заявку из муниципалитета или из районной больницы. В зависимости от заявки региональный склад отдаёт аптекам лекарства. Что запросили, то и получили. Надо здесь с главным врачом поликлиники или больницы разбираться. Если не решается вопрос, пишите жалобы. Есть городской отдел здравоохранения — можно писать туда. Не получится — звоните нам. Лекарства есть. Ими обязаны аптеки вас обеспечить. 

— Терапевт не может выписать, потому что аптека этот перечень прислала… 

— Жалуйтесь в городскую администрацию. Заместителю по социальным вопросам. Они курируют этот блок. И в Екатеринбурге, и в других муниципальных образованиях главный врач — зам по социальным вопросам отвечает за обеспечение населения лекарствами, в том числе и льготными. Минздрав все препараты купил, они есть. Если муниципальные власти не обеспечивают, жалуйтесь, добивайтесь, чтобы эта система заработала на муниципальном уровне. 

— Склад не даёт, не привозит лекарства… 

— На сегодня таких фактов почти нет, они единичны. Вы назовите, какое лекарство и когда вы за ним обращались. Напишите в министерство здравоохранения жалобу или к нам на пейджер «002, абонент «Минздрав». Изложите, о каком лекарстве идёт речь, какая аптека и когда не выдала, куда обращались. Разберёмся. 

Тамара Фёдоровна ЯРГИНА, Каменск-Уральский: 

— Владимир Григорьевич, очень сложно получить инсулин, если уезжаешь куда-то месяца на два. Раньше давали беспрепятственно. Сейчас: «Не дадим, и всё». Я не попрошу второй раз норму, которую уже использовала. Мне недавно сделали операцию, естественно, я прикована к постели. За инсулином пошла соцработник, но ей отказали. «Не положено!» — это эндокринолог так ответила. Я позже к ней подошла, говорю: «Как вы так могли меня оставить без инсулина?! Это же на грани смерти. Нельзя же так…». Вопрос по сей день не решён. Я, тяжелобольная, вынуждена сама ездить за инсулином в поликлинику на такси. 

Ещё хотелось бы спросить: где наш инсулиновый завод? В 2007 году говорили, что его построили, остались какие-то формальности, но ведь уже скоро два года… — Завод работает. Инсулин будет закуплен на второе полугодие. Аукционы прошли. Наш препарат вы скоро будете получать. По поводу лекарства за два месяца. К сожалению, по закону ситуация регулируется помесячно. Но я с вами абсолютно согласен: мы должны создавать комфортные условия. Вопрос продумаем. Если это федеральные полномочия, будем туда обращаться. Я от вас услышал о проблеме, будем выходить в Минздравсоцразвития России с предложением, чтобы порядок получения лекарственных средств по льготным основаниям был упрощён. Договорились? — Вы как-то сказали, что мы будем получать полоски. Я с 1996 года инсулинозависима. И ни разу не получала ни полосок, ни шприцев… Я очень много препаратов сейчас покупаю. Полоски — и по 850 рублей, и 960, последние приобрела за 1245 рублей… Для диабетика, инвалида, пенсионера это просто непосильно, практически на питание ничего не остаётся. Почему не дают полоски? — Полоски мы закупили. В муниципалитеты отдали. Требуйте. Я с вами во многом согласен, именно поэтому Президент и губернатор поставили задачу: своё делать надо, а не покупать американское, иначе никаких денег не хватит. — А питание? То, чем кормят в больницах — невыносимо: сладкая манная каша, кефир, фруктовый суп, компот, выпечка… Для диабетика! Ни мяса, ни масла… В хирургии каждое утро дешёвый противный сыр, с него тошнило уже… — Я с директором диспансера переговорю, попрошу, чтобы сбросили меню. Посмотрим и по калорийности, и по стоимости. Мы эти вещи отслеживаем, нам главные врачи докладывают, что проблем с питанием нет. Проверим. Борис Васильевич СТУКАЛОВ, Екатеринбург: — Я проживаю в Чкаловском районе, пользуюсь поликлиникой 20-й больницы в переулке Короткий. И сколько живу в районе, столько там нет кардиолога. Как может быть, что такого узкого специалиста нет? Мы по смертности от сердечно-сосудистых заболеваний на втором месте, если не на первом…. — На первом… Правильно всё говорите. А вы обращались в горздрав Екатеринбурга? Это их ответственность и их задача обеспечить кадрами поликлиники. Обращайтесь, а мы вас поддержим. Кардиологи нужны в каждой поликлинике. — А что, горздрав не знает об этой ситуации? — Думаю, знает. Мы им подскажем, а вы требовать должны. Мы напишем запрос в горздрав, чтобы они объяснили, когда будет кардиолог в двадцатой больнице. — Спасибо. Жанна Сергеевна РУСИНА, Нижняя Тура: — Хочу вам пожаловаться. Я инвалид второй группы. У меня был обширный инфаркт. Не могу сделать коронарографию, говорят: «Не считаем нужным вмешиваться в ваши сосуды». А у меня ишемическая болезнь сердца и стенокардия напряжения, добавились головокружения, по полдня меня рвёт… Уже самостоятельно съездила в сорок первую больницу в Екатеринбурге, заплатила восемьсот рублей, нейрохирург назначил мне лечение — какие-то процедуры. Вернулась домой, а мне говорят: «Мы такое лечение не проводим»… — Вопрос понятен. По поводу коронарографии специалисты решают: надо её проводить — не надо, тут я сказать ничего не могу. Это не такое простое и небезопасное (если есть противопоказания) вмешательство. А вы на обследовании где-то были? — Я уже и у сурдолога была, у меня ухо совсем уже оглохло на этой почве, выписали слуховой аппарат. Как эти приступы начинаются, ещё сильнее глохнет, и аппарат не помогает. Не обследуется ухо совершенно… — Давайте, мы вас в Областную больницу на обследование госпитализируем. Адрес и телефон ваш записан, свяжемся и поможем. А после этого врачи примут решение, какое вам лечение назначать и когда. — Именно, я ведь хочу жить. Спасибо большое! — Договорились. Виктор Сергеевич МАКСИМОВ, Екатеринбург: — Владимир Григорьевич, добрый день! Я ветеран войны. Проблемы, которые бы хотел затронуть, не личного характера. В последнее время в госпитале ветеранов войн значительно сок
Категория: Медицина | Добавил: Admin (03.06.2009)
Просмотров: 2475 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar